1-й Пехотный Полк Мэриленда CSA. Часть №5.

Но семидневная битва продолжается, Ли преследует отступающего МакКлеллана. Дивизии Юэлла приказано разрушить железную дорогу Йорк Ривер в районе станции Диспатч, что на северном берегу Чикахомини, чтобы отрезать один из возможных путей отступления МакКлеллана. В этой операции был задействован и 1 полк Мэриленда. По прибытии на место было обнаружено, что янки подожгли все свои склады, чтобы они не достались противнику. Тем не менее, некоторые припасы удалость спасти, и мэриледцы еще несколько дней питались потом захваченными фруктами и кофе. Были выделены рабочие команды из разных полков, и работа по разборке путей началась. Полковник Джонсон, капитан Голдсборо и еще двадцать солдат отправились на разведку окружающей местности. И недалеко на открытой местности были обнаружены трое федералов верхом на лошадях, которые наблюдали за происходящим на станции. Увидев южан, они медленно начали удаляться. Капитан Голдсборо выстрелил из ружья, целясь в офицера, но пуля поразила его сопровождающего, которого поддержали, и он не упал из седла. Троица припустила галопом, южане разрядили по ним свои мушкеты, но безрезультатно. 

И в это время полковник Джонсон заметил, что слева от них примерно в полумили рота кавалерии северян наблюдает за этим спектаклем в нерешительности, атаковать или отступать. Ситуация начинает быть напряженной, двадцать человек южан с разряженными ружьями против роты кавалеристов. И тут, полковник Брэдли Джонсон поворачивает свою лошадь, подскакивает к ближайшим деревьям и во весь голос кричит: «Давайте сюда, мои смелые парни, их тут всего-то полк». И славную федеральную кавалерию как ветром сдуло. Через добрую милю они только восстановили свои порядки. Но генерал Юэлл слышал выстрелы и выдвинул Балтиморскую батарею Гриффина, которая анфиладным огнем накрыла и разметала федеральную кавалерию в разные стороны. В воскресенье, 29 июня, работа по разборке железной дороги была закончена и дивизия Юэлла двинулась вместе со всей армией Джексона через Чикахомини вслед за отступающим к Харрисонс Лэндинг МакКлелланом.

1 июля в полдень армия Джексона проходила через Фрэйзер Фарм. Везде лежали трупы солдат, которые безмолвно давали понять, что Лонгстрит день назад встретил здесь тяжелое сопротивление. Где-то около двух часов дня, во фронте двигающейся армии Джексона начал раздаваться оружейный и артиллерийский огонь, с каждым движением вперед шум стрельбы усиливался. Это началась наступление южан на укрепленные позиции МакКлеллана на холме Малверна. Джексон опять опаздывал. Первый полк Мэриленда вместе с остальной частью армии Джексона миновал церковь Уиллиса и остановился в небольшом леске. Битва была уже в самом разгаре. Нельзя передать словами тот ужасающий грохот от разрыва артиллерийский снарядов и ружейных залпов, который стоял вокруг. Джексон несколько раз выдвигал артиллерию на передний край, но всякий раз ее приходилось возвращать в удручающем состоянии, разбитую и с большими потерями. До места, где располагался Первый полк Мэриленда и весь резерв армии Джексона, часто долетали снаряды большого калибра с канонерских лодок противника, они легко выдирали деревья с корнями. Но во всем этом хаосе Джексон хладнокровно держался в седле, чего нельзя было сказать об окружающем его штабе. Это продолжалось до тех пор, пока один снаряд не разорвался рядом и не убил одного офицера и несколько лошадей. Джексона увели практически силой в более безопасное место. Несколько часов творился этот ад вокруг мэрилендцев, лежащих на земле и не в состоянии вернуть противнику хоть одну пулю. Генералы Армистед, Магрудер и Д.Х. Хилл потеряли множество людей, продвинувшись только на двести ярдов. И вот, уже ночью поступил приказ выдвигаться в атаку. Когда мэрилендцы вышли из леска на открытую местность, то их взору предстала ужасающая картина, безлунное небо то и дело разрывали вспышки снарядов, а земля была усеяна мертвецами, фрагментами человеческих тел и вырванными с корнем деревьями. Двигаясь вперед, каждый ощущал, что направляется прямиком в пасть смерти. Пройдя немного, мэрилендцы залегли, ибо ничто живое не могло выстоять под таким чудовищным огнем. Через час артиллерийский огонь противника начал затихать пока не прекратился совсем. Мерилендцы так и остались лежать до утра среди убитых и кричащих от боли раненых. Утром, велико было изумление южан, когда выяснилось, что МакКлеллан под покровом ночи покинул холм Малверна и отвел всю свою армию в направлении Харрисон Лендинг. До поздней ночи 2 июля южане выносили раненых и хоронили погибших в этой ужасной бойне.

NewImage

Нарисовано Хэлом Джесперсеном (http://posix.com/CWmaps/)

Тем временем, МакКлеллан закрепился у Харрисон Лендинг под прикрытием своих канонерских лодок. После нескольких разведывательных атак генерал Ли осознал неприступность позиций янки и решил перебросить армию ближе к Ричмонду. Его внимание переключилось теперь на передвижение армии Поупа у Манассаса.

Первый полк Мэриленда был отправлен в Шарлоттсвиль для пополнения личным составом и припасов. Находился он там с 15 июля по 4 августа. После чего выдвинулся в Гордонсвиль, как все предполагали для введения обратно в состав армии Джексона, который находился в Седар Ран и денно и нощно ожидал встречи со своим старым оппонентом Бэнксом, находящимся в авангарде наступающей армии Поупа.

Но поступил новый приказ и 17-го августа 1862 1-й полк Мериленда был официально расформирован. Нельзя описать словами то удивление, которое испытали мэрилендцы, от офицеров до последнего рядового, когда услышали о роспуске полка. Чем они заслужили такую благодарность от правительства, которому служили верой и правдой? Разве они запятнали свое боевое знамя, которое не раз наводило ужас на неприятеля. Разве они хоть раз показали спину янки? Причину было не понять. Но позже выяснилось, что все затеяли два или три политикана из Мэриленда, которые занимали высокие посты в правительстве Конфедерации. Они хотели снискать военную славу, дабы мистер Дэвис оценил их таланты. Они рассчитывали, что надавив на министра обороны, Первый полк Мэриленда расформируют и создадут новый полк, в котором они займут командные должности. Первая часть плана им, безусловно, удалась, а вот вторая нет.

И вот полковник Джонсон построил полк и зачитал приказ о роспуске. Из проходящих мимо войск генерала Лонгстрита были слышны выкрики: «Мэрилендцы, давайте с нами, без вас нам туго будет», — они не знали, что происходит, и едва ли когда они теперь увидят мэрилендцев в своих рядах. От этого становилось еще печальнее. И когда в последний раз сворачивали флаг штата, который перед битвой у Манассаса преподнесли женщины Мэриленда, и понимание того, что он больше никогда не будет развиваться перед лицом врага, заставляло сердца наливаться кровью, и мужественные солдаты не могли больше сдерживать свои чувства. Сейчас, изорванный и помятый, он выглядел таким родным и любимым. Смелые сердца и сильные руки пронесли его через множество кровавых сражений, его всегда можно было наблюдать в самых горячих местах этих битв. И мэрилендцы преклонили колени перед знаменем, дорогим им и во здравии и перед лицом смерти, провожая последним наполненным слезами взглядом. «Прощай, маленький символ женского доверия, на тебе нет бесчестья. Бесценный, нежно сложенный, ты всегда будешь напоминать нам о Первом пехотном полке Мэриленда, КША».

P. S. Бредли Джонсон и его штаб предложил свои услуги генералу Джэксону. Джонсону поручили временное командование бригадой Джонса, который был сильно болен. Во втором Манассассе бригада Джонсона проявила твердость на левом фланге «свалки». На эту область осуществлялись многочисленные атаки янки, но бригада Джонсона стояла с исключительной стойкостью, и даже захватила в контратаке участок федеральных позиций. Когда Джэксон вступил в Мэриленд, Джонсон стал маршалом военной полиции армии Северной Вирджинии. Генерал Ли отправил Джонсона в Ричмонд, и он на некоторое время осел с бумажной работой в военном управлении при президенте Девисе.

Что же с остальными мэрилендцами? Вначале большинство из них подалось в Ричмонд, чтобы насладиться свободным от войны за последние месяцы временем. Но многие вскоре заскучали, и к тому же, правительство перестало платить им жалование. Они не могли вернуться домой. Переправа через Потомак связала их с Конфедерацией до завершения войны. Некоторые записались в артиллерию, некоторые в кавалерию, некоторые в другие пехотные полки. Только немногие находились в Ричмонде с надеждами о формировании нового Пехотного Полка Мэриленда. И их надежды сбылись…

Добавить комментарий