Снабжение и финансы Конфедерации. Часть 1.

На первый взгляд, в сравнение ресурсов и возможностей Соединенных Штатов и Конфедерации однозначным лидером должны быть Соединенные Штаты.

NewImage

В армиях Севера и Юга сражались 2 300 000 человек, из которых 1 500 000 воевали за Союз. Однако, в распоряжении Юга было более 4 000 000 негров, которые были полностью задействованы в сельском хозяйстве, а также крайне важном стратегическом строительстве укреплений Нового Орлеана, Виксбурга, Ричмонда и Чарльстона.

На Севере в сельском хозяйстве было задействовано 105 000 000 акров земель против 57 000 000 на Юге. Северные штаты постоили 22 000 миль связанных железных дорог, а на Юге — всего 9 000 миль с миниальным числом узлов. На индустриальных предприятиях Севера работало 1 300 000 человек, на Юге их было 190 000.

Несмотря на то, что приведенные цифры указывают на очевидное преимущество Союза, они не должны затмевать то, что на Юге оставалось, в начале войны, внушительное число обученных офицеров и множество блестящих генералов. Северные армии формировались, в большинстве своем, из необученных рекрутов и призывников, значительная часть которых была или фермерами или эмигрантами. Южане, бывшие прекрасными наездниками, смогли создать кавалерийские части, эффективность и маневренность которых была недостижима для Янки почти до самого окончания боевых действий.

ВМФ Конфедерации страдали от нехватки практически всего — от количества кораблей до возможности выхода в море, неадекватно организовнные с практически отсутствующей ремонтной базой, тем не менее, смоги фактически сформировать современную концепцию использования флота — впервые успешно применив подводные лодки и начав использование бронированных кораблей.

Север, безусловно, тоже испытывал немалые трудности в финансировании войны, но проблемы Юга были несравнимо большими, так как он начал войну не только без казначейства, но и не имея финансовой политики и даже опыта в этой части управления государством.

После сецессии Луизианы в январе 1861, войска Конфедерации захватили Монетный двор США в Новом Орлеане и конфисковали весь запас драгоценных металлов, хранившийся там, как в государственном депозитарии. Этот запас лег в основу казначейских фондов Конфедерации, впоследствии усиленных приостановкой банками хождения монет из драгметаллов и передачей их в Казначейство Конфедерации. Дальнейшие конфискации из федеральных учреждений принесли в казначейские фонды еще $6,000,000 золотыми и серебряными монетами. В самом начале войны были оформлены займы золота в Париже и Лондоне на общую сумму в $3,000,000. Еще $15,000,000 было привлечено в ходе продажи «хлопковых облигаций» в Европе, а также специального займа в самих КША, участие в котором инвестор мог оплатить только золотыми или серебряными монетами.

Облигации гарантировали 8% доход золотом и выпускались на 10 лет с 1 мая 1861, для обеспечения выплат по ним был введен дополнительный небольшой налог на экспорт хлопка, который также оплачивался золотом. К сожалению, внушительного размера сумма не могла быть размещена в качестве резервов и обеспечения будущих эмиссий бумажных купюр, так как эти «настоящие» деньги пошли на оплату постройки судов и транзита военных грузов из Великобритании и Европы. Не то, что бы британцы и французы не верили в шансы Конфедерации на победу, но их традиционная вера в живые деньги и отсутствие кредитов была сильнее. (Например, постройка кораблей ВМС КША Алабама, Шенандоа и некоторых других оплачивалась золотом).

NewImage

CSS Shenandoah

Для того, чтобы оценить динамику, стоит заметить, что, при аресте президента Джефферсона Дэвиса в мае 1865 года, в обозе были обнаружены остатки было роскоши Казначейства — $85,000 золотом, $36,000 серебром, $35,000 серебряными монетами и $700,000 долларами Конфедерации.

Общая известная сумма эмиссии бумажных денег КША составила, примерно, $1,000,000,000. Сложно сказать, насколько точной является эта величина, но документально подтверждено, что к концу 1863 года было выпущено около $700,000,000 казначейских билетов, а информация об остальных эмиссиях крайне разрозненна и понять точную сумму уже не получится.

К концу войны, бумажные доллары США были обеспечены 50 центами в золотом, что является прекрасным показателем после четырех лет жуткой финансовой диеты, а сравнивать это с текущими показателями вообще не приходится. Ну а после Аппотамокса, за один доллар золотом можно было купить, при особом желании, долларов КША на $6,000.

NewImage

Christopher G. Memminger

Также стоит упомянуть о тех, кто сделал состояния в финаносвой сфере Конфедарации и первым, кто приходит на ум — это Кристофер Густавус Меммингер из Южной Каролины, ставшим министром финансов КША после поспешного снятия его предшественника Джорджа Тумбса из Джорджии. Мемминджер получил юридическое образование и практиковал в Чарльстоне, Южная Каролина, где получил известность своей верой в южную финансовую систему и «настоящие деньги (т.е. физически сделанные из драгоценных металлов), впоследствие он перешел в банковскую сферу. Эта позиция сыграла с ним злую шутку, когда, заняв должность в кабинете Дэвиса, ему, верившему в золотой доллар, пришлось настаивать на постоянном выпуске новых бумажных денег, планомерно обесценивавших и, без того, уменьшавшееся состояние Конфедерации.

Несомненно, что любой разговор о финансовой системе КША не имеет смысла без упоминания об основополагающем товаре экономики Юга хлопке. Индустриальные и промышленные возможности Севера были недоступны Югу, но, в самом начале конфликта, у КША в руках было мощнейшее оружие — хлопковые плантации. Все мануфактуры Британии и Франции работали именно с Южным хлопком, но когда пути поставок оказались перерезанными, кабинет Дэвиса, уже имевший существенные ограничения, оказался лишен последней возможности привести войну к завершению на приемлемых условиях.

NewImage

Judah Philip Benjamin

Госсекретарь КША Иуда П. Бенджамин (которого многие исследователи считают «мозгами Конфедерации), в середине 1861 года, предложил закупить у плантаторов, как минимум, 100.000 тюков хлопка и отправить их одной партией в Англию. Такой шаг принес бы КША возможность получить обеспеченные кредиты для покупки вооружений, материалов и постройки кораблей на сумму порядка $50.000.000, однако Меммингер раскритиковал этот план как неэкономический и антиконституционный, называв его «Сговором в столовой». Очевидно, что если Меннингер прислушался к идеям Бенджамина об срочном экспорте хлопка в Европу, это стало бы основой для обеспечения валюты Юга и, вероятно, доллар КША не был бы подвержен такому стремительному удешевлению.

Меммингер был всецело поддержан самим Джефферсоном Дэвисом, считавшим, что заставить Британию и Францию признать Конфедерацию можно только полностью отрезав их от поставок хлопка, вынудив их правительства прислушаться к голосам предпринимателей, не имеющих материалов. Эта идиотская, по сути, политика продолжалась вплоть до 1863 года, пока не стало ясно, что Федеральная блокада морских путей стала очевидной реальностью, а признания Старого Света так и не случилось. В 1863 году экспорт был отдан на милость нарушителям блокады, часть из которых умудрялась доставлять хлопок до Нассау, где его перекупали британские и французские торговцы. Однако, вся прибыль от этих операций оставалась уже не в казначействе Меммингера, а в карманах тех, кто прорывал блокаду и финансировал эту деятельность.

NewImage

Гамильтон Кокрейн приводит такие цитаты в книге «Нарушители блокады Конфедерации»:

В последние два года войны, доходы от экспорта хлопка заставляли «любого противника этого пускать слюни». Хлопок покупался в любом южном штате по 6 центов за фунт, а в Англии за этот фунт давали уже 56-66 центов. При средней загрузке парохода в 800 тюков, чистая прибыль составляла $420.000 за от успешный кругорейс. Многие нарушители блокады признавались, что судовладелец мог совершенно спокойно пережить гибель судна после того, как оно совершило всего два успешных кругорейса.

В описании потери судна «Бэньши», суперкарго Том Тейлор пишет «Некоторое понимание о колоссальных доходах нарушителей блокады в 1863-1864 годах, можно получить из факта, что, несмотря на полную потерю «Бэньши» с грузом в результате пленения, она обеспечила возврат инвестиций акционерам в размере 700% после 8 удачных рейсов». Только на одной поставке мяса и провизии для Главного Комиссара в Ричмонде, Том сделал 350% прибыли, продав за $27.000 груз, купленный в Нассау за $6.000.

Соответственно, если бы политике ограничения экспорта в 1861 следовать не стали, эти 100.000 тюков совершенно безопасно добрались до берегов Англии, так как на тот момент, Федеральный флот был разбросан по множеству портов во всем мире и не представлял из себя той силы, которой стал к 1863 году. В 1861 году, у мистера Линкольна было всего 3 корабля, годных для попытки блокировать 3.500 миль побережья. Таким образом, внутреннее эмбарго кабинета Дэвиса серьезно помогло плану Линкольна установить морскую блокаду и прервать канал поставок хлопка в Европу.

Уже к январю 1862, финансовая система КША балансировала на грани коллапса, а правительству Дэвиса приходилось одновременно бороться с критической инфляцией, постоянной нехваткой припасов и провизии для воющей армии, также возмущения гражданского населения от дефицита продуктов и медикаментов, не говоря уже о прочих товарах ежедневного пользования.

Продолжение следует через две недели.

 

B.C. O’Flannigan для www.blueandgray.ru © 2014

Добавить комментарий