Снабжение и финансы Конфедерации. Часть 2.

Довольно любопытным фактом из жизни Меммингера являеся то, что он, в 1838 году, вместе с рядом других семей из Чарльзтона, Южная Каролина, обустроил себе летнюю резиденцию в Флэт Рок, Северная Каролина. Журнал DAR в январском выпуске 1960 года, приводит следующую цитату:

В 1945 году, дом Меммингера, называвшийся «Каменный холм», был приобретен Карлом Сандбергом, поэтом и биографом Линкольна, который изменил название имения на «Коннемара», сделав его постоянным местом жительства.

NewImage

Первую партию долларов Конфедерации напечатали в Нью-Йорке, незадолго до начала войны. Многие нью-йоркцы симпатизировали Конфедерации, в самом начале войны, да и в ее ходе было не мало тех, кто желал победы Югу. Ну а учитывая, что большинство граверов и печатников жили в Нью-Йорке, то выбор компании для первичной эмиссии банкнот. В дальнейшем, у южан получилось переманить необходимых специалистов, которые занимались своей работой на южной земле.

NewImage

Из «Истории Гражданской Войны», том V, номер IV, декабрь 1959:

В самом начале войны, помимо первых военных успехов, у Юга были еще две козырные карты на руках. Ввиду колоссальной зависимости Англии от хлопка, Юг довольно легко нашел и получил доступ к дипломатическим каналам Англии, надеясь воспользоваться ими для получения всех ресурсов, требуемых для ведения войны. Некоторые оптимисты даже были уверены, что Англия вступит в войну на их стороне. Несмотря на то, что поддержка Конфедерации действительно присутствовала, в определенных кругах, она полностью нивелировалась многочисленными противниками рабства, которые и в конечном итоге, сделали все, для того, чтобы даже те минимальные шансы на признание государственности, которые, с таким трудом, были добыты дипломатами Конфедерации, были полностью утрачены. Немалую роль в этом сыграл и посол США Чарльз Френсис Адамс.

Надежды на бесперебойное обеспечение припасами в обмен на поставки хлопка, были также сведены на нет неожиданно эффективной блокадой морских путей. В то время, как склады забивались тюками хлопка, Юг страдал от нехватки продовольствия и материалов. Когда адмирал Парраго блокировал устье Миссиссиппи захватом Нового Орлеана в 1862, Конфедератам пришлось сжеть тысячи тюков хлопка. Масштабы утраты были впечатляющими, в ряде случаев, плантаторы сжигали свой собственный товар, а очевидцы свидетельствовали, что «хлопок плыл вниз по Миссиссиппи как большой живой огонь, видимый даже при ярком солнечном свете».

Комбинация нехватки товаров и ограниченности средств неизбежно привела к мощному росту инфляции. Попытки правительства КША установить государственное регулирование цен привели к предсказуемому провалу; само правительство было вынуждено, время от времени, увеличивать собой же установленные «фиксированные» цены. С мая 1863 по март 1865, фиксированная цена фунта бекона выросла с $1 до $4, а бушеля бобов — с $4 до $30.

В ряде случаев, отчаяние граждан приводило к голодным бунтам. Один из клерков министерства обороны в Ричмонде стал свидетелем этого в 1863 году. Более тысячи человек, в основном женщин, в составе организованной процессии, маршировали в направлении продовольственных лавок, загружая припасенные тележки и подносы всеми продуктами, что попадались им под руку. Через некоторое время, толпа приступила уже к откровенному мародерству, громя запертые магазины и грабя ювелирные лавки, а также пополняя запасы шелка и иных ценных вещей. Мэр собрал войска и угрожал восставшим открыть огонь, если они не разойдутся».

Фред Райнфилд, автор «История денег Гражданской войны» пишет:

В 1861, Конфедерация организовала 4 эмиссии банкнот. Первый партия — на $1,000,000 номиналом от $50 до $1,000, а на самих банкнотах было написано, что в течение 12 месяцев с даты выпуска, Конфедеративные Штаты Америки выплатят предъявителю ——- долларов с процентами в размере ——- центов в день. Весь процесс выпуска был организован Национальной Банкнотной Компанией, Нью-Йорк. Сами банкноты контрабандой были переправлены в Казначейство КША.»

оттуда же:

Первые четыре эмиссии были сделаны на солидных запасах оттисков, использовавшихся ранее другими банками. Например, центральная виньетка купюры $500, выпущенной в Монтгомери в 1861 являлась превосходным образцом подобной практики. Изображение стада, приближающегося к ручью, в то время, как поезд переcекает мост является точной копией рисунка однодолларовой банкноты, выпущенной Северо-западным банком Уоррена, Филадельфия.

Вторая серия была выпущена уже в Ричмонде купюрами в 50 и 100 долларов. Обязательства были указаны те же, что и на первой серии, но уже было указано место выпуска — Ричмонд. Эта эмисиссия была осуществлена «Южной Банкнотной Компанией», которая представляла из себе ничто иное, как Ново-Орлеанский филиал Американской Банкнотной Компании, с головным офисом в Нью Йорке

Акт Конгресса от 3 мая 1861 года дал ход выпуску третьей серии номиналами в 5, 10, 20, 50 и 100 долларов. Обязательства гласили «По истечении 5 лет с указанной даты, Кофедеративные Штаты Америки выплатят предъявителю сего … долларов в Ричмонде, Вирджиния. 25 июля 1861». Далее следовала надпись «Облигации Кофедеративных штатов обеспечивают выплату восьми процентов».

Финальная серия 1861 года на 150,000,000 долларов был одобрен Актами Конгресса от 19 августа и 24 декабря 1861 года. Номиналы купюр этого выпуска были немного разнообразнее прежних — 2, 5, 10, 20, 50 и 100 долларов. В последний раз, Конфедерация печатала банкноты по Акту Конгресса от 17 февраля 1864 года номиналом 50 центов, 1, 2, 5, 10, 20, 50, 100 и 500 долларов.

Офицальный объем этой эмиссии составит 200,000,000 долларов, однако, принято считать, что, в действительности, эта величина была в 10 раз больше, однако эта теория также предполагает, что банкноты были напечатаны, но не пущены в оборот. Как бы то ни было, купюры этой серии встречаются чаще всего и их коллекционная стоимость существенно ниже, чем у прочих бумажных денег Конфедерации.

Обязательства почти дословно копируют образец сентября 1861, кроме фразы «…спустя два года после получения». Также опущены все упоминания про облигации и иные возможности ковертации в ценные бумаги.
Также, были попытки чеканить монеты — цент и полдоллара, но особым успехом это мероприятие не увенчалось, по причине серьезной нехватки металла для их изготовления.»

NewImage

Правительство Конфедерации разместило заказ на изготовление центовых монет у Джорджа Х. Ловетта в Нью-Йорке. После изготовления клише и чеканки первой партии 12 монет из медно-никелевого сплава, Ловетт поспешно свернул проект, опасаясь преследования властей Союза (почему подобная угроза никогда не страшила Национальную Банкнотную Компанию, почти открыто печатавшую для Конфедерации доллары, покрыто тайной). Ловетт спрятал клише и моенты у себя в подвале.

Много лет спустя, капитан Джон У. Хэйзелтайн, приобрел клише и сделал дополнительную партию монет. По его заявлению, было изготовлено 7 монет из золота, 12 из серебра и 55 из меди. Из партии золотых, до наших дней сохранилось 3 монеты, которые стоят $750 каждая, из серебряных — осталось 5, каждая стоимостью $325. А настоящие центы и их «репринты» из меди стоят по $200.

Полдоллара начали чеканить на монетном дворе Нового Орлеана, сразу после того, как он перешел в руки Конфедератов. Был изменен дизайн реверса с прежнего на новый Конфедеративный. Известно лишь 4 образца, каждый из которых стоит $5,000. Коллекционерам не было известно о существовании момент до 1879 года. Позже, одна из монет и измененное клише были проданы компании Д. У. Скотта в Нью Йорк.

NewImage

Фирма Скотта закупила пятьсот полдолларовых монет федерального образца 1861 года на монетном дворе Нового Орлена и перечеканила их с помощью измененного клише, удачно приобретенного ими ранее. Эти моменты продаются примерно по $200. Также Скотт выпустил памятный жетон, на реверсе которого был отчеканен Конфедеративный полдоллара, а на аверсе — надпись, что реверс сделан с использованием того самого редкого клише.

Помимо купюр, выпускавшихся Канзначейством Конфедерации, многие штаты Юга печатали свои собственные деньги, а в дополненение к этому, тем же занимались даже некоторое банки, городские общины и отдельные физические лица.

3 мая 1862 года войска Союза под командованием Генерала Б.Ф. Батлера начали оккупацию Нового Орлеана, что лишило КША одного и основных финансовых бастионов. Новый Орлеан был не только крупнейшим городом Юга, но и центром экспорта хлопка и сахара. Только за последний предвоенный год, порт Нового Орлеана обработал почти 2,000 морских и 3,500 речных судов; общий грузооборот составил более 1,200,000 тонн.

После начала оккупации, торговля попросту прекратилась, а пустые пирсы и склады больше напоминали город-призрак. Многие склады хлопка и сараха были сожжены самими конфедератами, а бизнес в целом остановился.

Батлер распорядися возобновить торговлю, но предприниматели отреагировали на эти требования достаточно вяло. В 1863, Батлера заменили на генерала Бэнкса, который также решил восстановить торговые операции города, пообещав бизнесменам с Севера коллосальные барыши, но блокада Федерального флота на Миссисипи не давала возможности получить доступ к хлопку, который все еще оставался на руках у плантаторов.

В дополнение к проблемам торговли и занятости в оккупированном городе, обнаружил себя еще и дефицит наличных. Осенью 1861, банки Нового Орлеана, по распоряжениям из Ричмонда, прекратили обеспечивать бумажные деньги золотом. В результате, валюта КША последовательно обесценивалась. В 1862, банки Нового Орлеана начали выпуск своих банкнот. Железнодорожные компании и уличные перевозчки разрешали использование своих билетов в качестве разменных денег.

19 мая 1862, Батлер издал приказ #30, требовавший банкам осуществлять операции исключительно в золотых или серебряных монетах, а также банкнотах и казначеских билетах США. Все личности или организации, выпускавшие собственные банкноты (т.н. Shinplasters — «наклейки из пластыря») должны были сдать их уполномоченным органам в обмен на казначейские билеты США, под угрозой конфискации собственности и каторжным работам.

NewImage

Среди фальшивомонетчиков стало очень популярным подделывать железнодорожные билеты и они буквально наводнили город этими никчеными кусками бумаги. Впрочем, генерал Бэнкс приказал прекратить выпуск билетов, а почтмейстер Нового Орлеана издал приказ, запрещающий использование почтовых марок в качестве платежного средства.
Из «Истории Гражданской Войны», том V, номер IV, декабрь 1959:

Батлер занял крайне жесткую позицию по отношениям к банкам, арестовав средства на счетах Конфедерации и приказав, одновременно, освободить активы Севера, которые были секвестированы КША. Однако, банковская сфера была необходима для его собственных нужд, поэтому, в конце концов, они смогли договориться. В любом случае, несмотря на серьезные потери, банки работали на ту максимальныую мощность, которую могли себе позволить в условиях осени 1862 года.

Ходили слухи, что Газосветная Компания или Городская Железная Дорога снабжали нарушителей блокады коксом, для того, чтобы их суда не так сильно дымили и привлекали меньше внимания Федерального флота. Подтверждения этих слухов так и не удалось найти.

Снова процитируем «Историю Гражданской Войны», том V, номер IV, декабрь 1959:

«Судьба банкирском домов и фирм в оккупированом Новом Орлеане не должна показаться современному исследователю странной или несправедливой. Однако, для жителя города того времени, особенно того, кто еще недавно стал врагом правительства США она виделась и тем и другим одновременно.

Падение объемов торговли в первые год Федеральной оккупации не является удивительным, учитывая факт, что торговое судоходство по Миссисиппи не было восстановлено вплоть до лета 1863. Именно то, что основная торговая артерия была перекрыта на столь долгое время, оказало такое серьезное влияние на экономику Нового Орлеана, которая, исторически, была всегда ориентирована исключительно на торговлю, а не производство. Более того, военные года полностью изменили структуру бизнес сообщества Нового Орлеана, так как часть «нелояльных» предпринимателей была уничтожена, а их активы были навечно переданы приехавшим с Севера «переселенцам», что оказало коллосальное влияние на лицо бизнеса Нового Орлеана на несколько декад вперед»

NewImage

Как известно, основным каналом поставки жизненноважного военного снабжения и провианта в Конфедерацию стали нарушители блокады. Оружие, аммуниция, иное военно-техническое обеспечение, продукты питания и предметы роскоши проникали на Юг под дулами кораблей Союза через порты Норфолка, Бьюфорта, Нью Берна, Вилмингтона, Чарльстона, Саванны, Пенсаколы, Мобиля, Нового Орлена и Галвестона. Эти порты использовались наиболее часто, но главными стали Чарльстон в Южной и Вилмингтон в Североной Каролинах.

КША стремительно начали укрепление Вилмингтона постройкой фортов Фишер и Кэсвел. Форт Фишер был возведен в устье реки Кэйп Фиар, на отмели, ведущей к выходу в океан, Форт Кэсвелл защищал старую узкую бухту. Форт Фишер имел на вооружении дальнобойные Колумбиады. Как только нарушитель блокады, преследуюемый Федералами, проходил отмель, Форт Фишер открывал барражирующий огонь по Федеральным кораблям до тех пор, пока капитан нарушителя блокады не давал сигнал, что он в безопасности и может следовать вверх по реке до Вилмингтона, который был в 18 милях от Форта.

NewImage

Когда Юг наконец-то начал экспорт хлопка, но суда нарушителей блокады полностью заполняли этим драгоценным товаром, который стали называть «белым золотом», включая все достпуные полости трюма всю палубу. По пути, если нарушитель блокады оказывался предследуемым более быстроходным кораблем Федерального флота, то тюки хлопка начинали сбрасывать за борт, для облегчения веса и увеличения скорости.

Хлопок, следовавший на Бердмудские острова и в Нассау предназчался для английских мануфактур и обеспечивал кредитные линии для закупки всех нужных припасов, а также давал приток золота и английских фунтов, которые доставлялись в КША.

Однако, грузы прибывавшие в Конфедерацию, обычно, оплачивались валютой КША. Иностранные капитаны нарушителей блокады (обычно англичане) старались уйти от этого, пытаясь получить за груз золото, пусть и с серьезной скидкой, что оказывало дополнительное давление на доллар КША.

Одним и наиболее знаменитых капитанов нарушителей блокады был Джон Ньюлэнд Маффитт. До началы войны он был офицеров ВМС США, уволивших с началом болевых действий. Неколько лет его довенной службы прошло в районе Кейп Фиар и он настолько хорошо изучил побережье Северной Каролины, что мог проводить суда между кораблями противника с закрытыми глазами. Позже он принял пост командира корабля ВМС КША «Флорида», где преуспел в пленении Федеральных кораблей, причем некоторые источники доводят счет до 72 кораблей разного класса с общей стоимостью трофеев около $15,000,000

NewImage

Вот что пищет Гамильтон Кокрейн:

К декабрю 1861, Маффитт стал ассистентом по военно-морским вопросам у генерала Ли, занимась делами общего характера, а также испектируя берег Южной Каролины на предмет возведения там укреплений и установке препятствий. Спустя месяц, 7 января 1862, лейтенат Маффит получил приказ, приведший его к успешной карьере нарушитея блокады и позволивший продемонстрировать все знания и опыт, полученный в ходе длительной флотской службы. Маффитт получил судно Сесиль, предложенное правительству фирмой Фрейзер, Тренхольм и Компания. Судно было необычайно быстрым и вмещала порядка 700 тюков хлопка.

Маффитт был осведомлен о стремлении Севера низвергнуть «Короля Хлопка». Попытки правительства Линкольна отрезать Кофедерацию от возможности экспортировать ценный товар и лишить кредитов и источников снабжения привели к тому, что цены на хлопок безудержно летели вверх. Доходы тех, кто был готов нести риски доставки хлопка на восток были баснословными. Судовые верфи Англии и Шотландии были полностью заняты постройкой новых типов пароходов, специально разрабатывавшихся для прорыва блокады. Годами спустя, Маффитт вспоминал, что «гавани Бермуды и Нассау кишели судами небесно-голубого цвета, искавшими рулевых и матросов, искавших приключений по доставке желанных грузов в Дикси». Этот успешный бизнес также стал одним из инструментов войны.

Бермуда и Нассау были выбраны как наиболее стратегиски удобные точки в райно южно атлантической побережья Северной Америки. От Бермуды до Вилмингтона было все 674 мили, а между Нассау и Чарльстоном и Саванной расстояние было еще меньше (515 и 500 миль соответсвтенно).

Добавить комментарий