Снабжение и финансы Конфедерации. Часть 3.

Все суда, направлявшиеся из Европы, Нассау или Бермуды в сторону Южных портов, по документам следовали исключительно в нейтральные порты.Так, например, нарушитель блокады, шедший из Бермуды в Уилмингтон, указывал пунктом назначения Нассау. Так, все грузовые манифесты, оформленные Джоном Т. Бурном для различных нарушителей блокады, указывают именно Нассау в качестве порта назначения. Безусловно, никто особо не верил в возможность, с помощью подделки документа сделать доставку груза легальной. Суды США конфисковывали суда нарушителей, оценивая финальный пункт назначения самого груза, а также исследуя само намерение нарушить блокаду. Эти решения основывались исключительно на основании древнего принципа английских трофейных судов, называвшуюся «Доктрина непрерывного плавания», согласно которой, сам факт захода в промежуточный порт судна, совершавшего противозаконное плавание, не нарушал непрерывности маршрута и тем более мог снять бремя правонарушения.

NewImage

В попытке уйти от применения этой практики (во всяком случае, в надежде уйти) торговцы и нарушители блокады из Британии и Конфедерации, придумали следующую схему, которая предполагала, что все грузы будут перегружаться в Бермуде или Нассау, либо напрямую с судна на судно или через склад временного хранения. Но суды и в этом случае остались непреклонны, аргументируя конфискацию грузов и судов тем, что, несмотря на факт перегрузки и оформления формальной перепродажи в транзитном порту, обе перевозки являлись одним целым, так как имели целью доставить груз в порт, находящийся под блокадой. Председатель Верховного суда США так резюмировал эту практику — «суда есть пролеты одного моста, одинаковые по природе и каждое из них нужно для обеспечения перемещения лиц или имущества с одного конца на другой».

Облеченные всеми возможными законными правами, военнослужащие США курсировали между Бермудой, Нассау и побережьем Юга в поисках судов, направляющихся на восток. В 99 случаях из 100 эти суда везли контрабанду.

NewImage

The Confederate blockade runner Advance loading cotton at Wilmington, NC in September 1863

Тут стоить напомнить, что, в начале войны, правительство Конфедерации осознанно отказалось от закупок и экспорта хлопка, в надежде, что его нехватка вынудят страны Европы признать Юг независимым государством. Менее чем через год, президент Дэвис и его советники осознали, что что-то пошло не так и в спешке начали скупать все запасы хлопка для финансирования заграничных закупок, совершенных агентами Конфедерации в Европе. Однако осознанный процесс «государственных закупок» хлопка удалось наладить только к августу 1864 года.

Тем временем, правительство КША назначило своего коммерческого агента на Бермудах. Им стал уважаемый торговец Джон Тори Бурн, который аккуратно и дотошно вел и хранил все грузовые манифесты, оформлявшиеся им для нарушителей блокады. К счастью для потомков, все копии манифестов идеально сохранились, хранясь, в течение века, в продуктовой лавке, которой владел его потомок — К.С. Бурн. Вскоре после кончины последнего, архивные книги Джона Т. Бурна стали достоянием общественности, благодаря содействию таможни Сент-Джорджа и гражданских активистов остова.

Помимо идеального стратегического расположения Бермудских остров для нарушения блокады, существовал не менее важный фактор — местные жители, в значительной части, поддерживали дело Юга. Причем в настолько значительной, что консул США несколько раз подвергался нападениям прямо у себя в конторе. Также его поколотили прямо на улице, когда жители Бермуды оказались раздосадованы его чрезмерной активностью по прославлению Федерального правительства. Градус сочувствия был еще более увеличен после ввода правительством США ограничений на транзит грузов между портами Севера, Бермудами и Нассау.

NewImage

Гавань Сент-Джордж, 1864

Новое направление бизнеса в виде нарушения блокады принесло существенное увеличение доходов каждому жителю Бермудских островов. Жизнь стала прекрасной и легкой. Дом миссис Норман Уолкер (жены руководителя агентов КША) был всегда открыт для сторонников Юга. Резиденция Бурна в Роуз Хилл, из которой открывался прекрасный вид на гавань Сент-Джордж был тоже полон агентами и военном-морскими офицерами Конфедерации. Девушки старались разнообразить досуг молодых офицеров Конфедерации, в количестве прибывавших на острова, разнообразными балами, танцами и праздниками. Один из нарушителей блокады так описывал эти времена в Сент-Джордже «ставшим не только убежищем, но и приятнейшим место для отдыха от волнительного и выматывающего плавания из Конфедерации».

Склады были забиты ящиками с надписями «Розничные товары», «Гвозди» и «Горючее вещество». Личные склады Бурна были затарены, до самого потолка, сукном, обувью, одеялами и прочими важнейшими грузами для армии Конфедерации. Сент-Джордж развивался и в других направлениях — помимо радостей, доступных офицерам и местным жителям, и обычные моряки получили свою порцию удовольствий в растущих, как грибы, питейных заведениях.

Естественно, что такое место не осталось без внимания игроков и спекулянтов всех мастей, наводнивших Бермуды и Нассау, как саранча. Основными товарами, пострадавшими от спекуляции, стали гвозди, соль, кожа и лекарства. В первые шесть месяцев войны, весь запас гвоздей Юга оказался в руках четырех спекулянтов из Ричмонда, в результате действий которых цена на бочонок гвоздей (около 10 галлонов) взлетела сначала с $4 до $7, а потом и вовсе стала $10. Ну а соль, источник которой в Конфедерации был вообще один, за два года выросла в целе с одного цента за фунт до 50. В самом начале войны, некоторые делали состояние на обмене контрабандного хлопка на Севере на соль.

NewImage

Не менее прибыльной была спекуляция так называемым «Бермудским беконом». Схема была, до безобразия, проста. Закупщик объезжал свиноводов Нью-Йорка и соседних штатов и предлагал им покупать свинину и бекон по цене существенно выше, чем могли себе позволить местные коммерсанты и правительство США. Такая цена также предполагала опт, поэтому огромные партии продукции отправлялись из Нью-Йорка и Филадельфии на Бермуды или Нассау. Особо эти операции процветали в первые годы войны, когда никто особо не обращал внимание на резко возросшую страсть к свинине у жителей этих островов. После прибытия, свинина и бекон продавались агентам Квартирмейстерского Корпуса Конфедерации по четырехкратной цене и тут же отправлялись поставлялись голодным солдатам по другую сторону Федеральной линии фронта.

Та же картина наблюдалась и в непрекращающихся поставках военного снаряжения через Бермудские порты. Только в феврале 1863 года, по заказу Артиллерийско-технического Бюро Конфедерации, было доставлено:
— 70,980 длинноствольных винтовок Энфилда
— 9,715 короткоствольных винтовок Энфилд
— 354 карабина Энфилд
— 20 мелкокалиберных винтовок Энфилд
— 20,000 австрийских винтовок
— 21,040 британских мушкетов
— 2,020 винтовок Брюнсвик
В тот же заказ включались различные ящики, формы для отливки пуль, порох в бочках и отвертки. Еще, в том же месяце, привезли 129 артиллерийских орудий разных типов, а также предметов, поставлявшихся на регулярной основе — капсюли, различные инструменты, шерсть, патронные сумки, свинец и медь, шеллак, жесть и сталь.

Однако, Юг испытывал настолько острую нехватку свинца для снабжения своих солдат пулями, что суперинтендант Артиллерийско-технической лаборатории в марте 1863 сообщил, что, в случае возникновения непредвиденных событий, они не смогут обеспечить отгрузку пуль в нужном количестве. «Вопрос снабжения свинцом также, если даже не более, важен, чем поставки калиевой селитры. Сейчас у собственников судов, нарушающих блокаду, не может быть никаких оснований стоять в стороне от этого кризиса». Одним из решений, предложенных им было обязать каждое судно доставлять определенное минимальное количество свинца с каждым рейсом в КША, так как, обычно, капитаны судов, уходящих от преследования, в первую очередь, сбрасывали груз свинца для облегчения судная и увеличения скорости.

В течение года, начиная с сентября 1862 года, правительство КША предприняло колоссальные усилия по улучшению процесса закупок и обеспечению бесперебойных поставок. За этот период, было ввезено 113,504 винтовок, огромное количество селитры, патронов и бумаги для них, фланели, кожи, оборудования и скобяных изделий. Для сравнения, на мощностях самой Конфедерации, за то же время, было произведено порядка 35,000 винтовок. Начиная со второй половины 1863, южные предприятия существенно увеличили объем производства вооружений и нарушители блокады переориентировались на снабжении не менее важными и дефицитными товарами для военного и гражданского использования — едой и одеждой. Главный квартирмейстер отмечал, в письме к генералу ли, что «его единственной надеждой на обеспечение поставок ботинок, одеял и кожи на зимний период были нарушители блокады».

NewImage

Безусловно, одними из основных причин нехватки продовольствия на Юге в течение войны, как для гражданских лиц, так и в армии, были непродуманная дистрибуция, плохое состояние железных дорог и некачественное управление. Дефицит мяса, например, стал следствием нарушения связи с транс-Миссисипи после падения Виксбурга. Для затыкания этой бреши, все усилия были переключены на попытки заместить поставки импортом, которые оказались довольно успешными и с ноября 1863 по декабрь 1864 было импортировано 8,632,000 фунтов мяса только за счет государственных закупок. В том же периоде нарушители блокады ввезли в КША долее полумиллиона фунтов кофе.

После падения Атланты 22 июля 1864 и «Марша к морю» Шермана, проблемы с финансами и снабжением КША приобрели устрашающие размеры и, несмотря на волю продолжать борьбу, эти факторы было невозможно игнорировать. Последствия прорыва Янки можно увидеть, посмотрев на то, где находились основные источники снабжения Юга.

Практически единственным производителем боеприпасов для всех Конфедеративных штатов была фабрика Тредегар Айрон Воркс в Ричмонде, Вирджиния. Когда Грант замкнул блокаду Ричмонда в начале 1865 и пал Петерсберг, рухнула вся финансовая система КША, а все, и без того малочисленные поставки, и вовсе прекратились.

Другой важный для производства боеприпасов, источник материалов — свинцовые шахты, также находились в Вирджинии. Разработка месторождения, часто именуемого шахты Уифвилля началась в 1756 году полковником Джоном Крисвеллом в 9 милях от Форта Крисвелл в Остинвилле, графство Уиф, штат Вирджиния. Их эксплуатацией занимались различные компании, а в 1860 управление перешло к Юнион Лид Майнинг Ко.

NewImage

Вскоре после начала войны, правительство КША потребовало от менеджмента либо вести добычу на предельных мощностях, либо передать шахты правительству в оперативное управление. Совет директоров Юнион Лид Майнинг Ко. принял решение работать на Ричмонд.

Безусловно, рассчитывать на один только экспорт важнейшего, для военных действий, свинца, в условиях блокады было бы неправильно, хотя 10 декабря 1864 Министр Обороны рапортовал, что через Чарльстон и Уилмингтон поставлено более 1,507,000 фунтов свинца. В то же время, шахты Уифвилля снабжали Конфедерацию от трети до четверти всего потребленного свинца.

Эти шахты непрерывно работали на КША до рейда генерала Стоунмэна 17.12.1864, в ходе которого Федеральные рейдеры успешно уничтожили большую часть инфраструктуры. Что-то удалось восстановить и в относительно короткие сроки начать добычу снова, хоть и в значительно меньших объемах, однако Стоунмэн провел еще один рейд 7.4.1865, после которого добыча прекратилась полностью.

Чтобы понимать важность этого месторождения для КША, нужно вспомнить приоритетные военные цели Федеральной армии в Юго-западной Вирджинии:
1. Свинцовые шахты Уифвилля
2. Железная дорога Вирджиния-Теннесси (в особенности — мост в Рэдфорде)
3. Соляные шахты в графстве Смит
Но, как обычно это бывает в вооруженных силах, задачи были исполнены в строго обратном порядке.

Значение шахт Уфивилля как стратегического источника Конфедерации, были недооценены в те времена, а сегодня просто забыты. Наследие, до сих пор, функционирующих шахт практически утрачено, а они сами не привлекают никакого внимания туристов, ищущих исторические места. Все дорожные знаки, указывающие дорогу к шахтам и башне Джексона не содержат ни малейшего упоминания о временах Гражданской войны. Удивительно, но самой сильно связью с тем временем являются сегодняшние шахтеры, чьи предки, в значительном числе, добывали свинец для ружей Южан с 1861 по 1865.

Мы понимаем, что немного утомили наших читателей разными словами, имеющими, на первый взгляд, небольшое отношение к реконструкции сражений и быта, но выбор и полнота материала были обусловлены необходимостью, еще раз, показать, в каких условиях воевала армия Конфедерации, с какими лишениями приходилось сталкиваться солдатам на линии фронта и их семьям дома. Надеемся, что, для части наших читателей, это даст определенные ключи к тому как можно дополнить и улучшить свой образ и к чему стремиться.

Добавить комментарий