Накормить Билли Янки — рационы Армии Союза с 1861 по 1865

«Кому это достанется»? Сержант Джон У. Фуллер задал вопрос так громко, чтобы его услышали все солдаты, стоящие перед ним. Возле сержанта лежало два обычных армейских оделяла, заполненных поистине драгоценным содержимым. На одном было 45 заботливо уложенных горок зерен кофе, а на — другом такое же количество кучек сахара. Все вместе это было рационом кофе и сахара, полагавшееся роте С 100-го Пехотного полка Добровольцев Индианы на четыре дня.

NewImage

Сержанту Фуллеру не просто далось разделить кофе на порции. Как он ни старался, при отсутствии в роте весов, разделить поровну было просто невозможно, по этой причине, каждая порция была разной по размеру. Для того, чтобы сохранить какую-то справедливость, Первый сержант Сэнфорд У. Майерс вызывал случайных солдат из списка, отвернувшись, как от запасов кофе, так и от строя. Тут пришла очередь рядовому Теодору Ф. Апсону получить свою долю важнейшего компонента солдатского рациона, а также подсластителя этой доли.

Еще, конечно, нужно было получить солонину и хардтэки, входившие в маршевый рацион, но их еще нужно было расфасовать полковому комиссару, да и сам процесс получения этих «лакомств» не казался чем-то особо важным. Роста была полностью сконцентрирована на одеялах. Погода, стоявшая на третьей неделе июня 1864 года, была непривычной проходной и влажной, как, собственно, и все предыдущие 4 недели кампании на Атланту. В том числе и по этому, источник для приготовления следующей согревающей чашки кофе был крайне важен, особенно, учитывая, чт Конфедераты окопались примерно в миле от описываемого места. Рядовой Апсон занял свое место в строю, получив достойную, почти правильную, порцию кофейных зерен, а выдача продолжилась до тех пор, пока каждый не получил то, что ему полагалось.

Подобные сцены наблюдались бесчисленное количество раз ежедневно, в каждом пехотном подразделении Армии Союза, во всех кавалерийских частях и на любой артиллерийской батарее. Сложно было найти что-то более важное, в ежедневной жизни Билли Янки, чем его рацион.

NewImage

Понятно, что, перед тем, как солдат получал рационы на руки, их требовалось изготовить и доставить. Генеральным Комиссаром, почти всю войну, был полковник Джозеф П. Тейлор (впоследствии, получивший чин Бригадного Генерала), который возглавлял Департамент по продовольственному снабжению армии и составлял технические задания на изготовления различных компонентов рациона Армии Союза. Эти задания распространялись ведомством среди частных подрядчиков, которые, в свою очередь предлагали свою цену, а в задачу Генерального Комиссара или ответственного офицера из его департамента, предстояло выбрать минимальную цену из предложенных, а также оценить надежность подрядчика. После завершения аукционы, выбранная компания изготавливала провиант, паковала готовую продукцию в ящики и бочки и доставляла в согласованное место, где партии проверяли и оприходовали. Эти операции проводились, в основном в депо Бостона, Нью Йорка, Филадельфии, Цинциннати и Сент-Луиса.

После этого, рационы переходили под ответственность Квартирмейстерского Департамента, который занимался их перевозкой и хранением для Армии. Рационы доставлялись на Юг, на базы действующей армии парусными судами, баржами, пароходами и железнодорожным транспортом. Там они хранились на складах, сараях или просто под открытым небом, до тех пора, не отправлялись, обычно, по железной дороге, на передовые склады. Уже оттуда, на гужевом транспорте, рационы распределялись на временные склады, откуда передавались, последовательно на уровень в корпусов, дивизий и бригад. В бригаде, за получение рационов отвечал специально назначенный офицер, который передавал их полковому комиссару, в задачу которого входило распределение их в роты для выдачи каждому солдату.

Рацион — это фиксированное количество провизии, выдаваемое в определенные промежутки времени. Билли Янки был знаком с двумя типами — гарнизонным, когда он получал все, что предусмотрено Армейскими инструкциями, а во время кампаний, ему полагался гораздо менее обширный маршевый вариант. Вот что говорила, на этот счет, Армия Союза:

ДНЕВНОЙ РАЦИОН АРМИИ СОЮЗА в период с 3 августа 1861 по 20 июня 1864

РАЦИОН ДЛЯ ЛАГЕРЯ И ГАРНИЗОНА:

Мясо:
12 унций свинины или бекона, или
1 фунт 4 унции соленой или свежей говядины

Хлеб:
1 фунт 6 унций мягкого хлеба или муки, или
1 фунт твердого хлеба [хардтэк], или
1 фунт 4 унции кукурузной муки

На каждые 100 рационов:
15 фунтов бобов или гороха, и
10 фунтов риса или мамалыги
10 фунтов зеленого кофе или
8 фунтов обжаренного (в зернах или молотого) кофе, или
1 фунт 8 унций чая
15 фунтов сахара
5 кварты уксуса
1 фунт 4 унции стеариновых свечей
4 фунта мыла
3 фунта 12 унций соли
4 унции перца
30 фунтов картофеля
при возможности, 1 кварта черной патоки

Параграф 1191: «Сушеный [дегидрированный] прессованный картофель, или сушеное прессованное ассорти овощей в пропорции 1 ½ к 1, могут быть заместить бобы, горох, рис, мамалыгу и свежий картофель.

РАЦИОН ДЛЯ МАРША:
Мясо и хлеб, как указано выше
Кофе, сахар и соль, как указано выше.

NewImage

Солдаты Союза оставались без продовольствия только в тех редких случаях, когда пехота оказывалась быстрее квартирмейстерских фургонов, или кавалерия была слишком увлечена погоней за противником и выходила за радиус действия снабженцев, а также в случаях, когда битва преграждала путь к складам снабжения. Одним из самых известных примеров таких событий является последствия битвы при Чикамуге, Джорджия в 1863 года. Тогда, ввиду удачи и серьезной ошибке командования Армии Союза, Конфедераты вытеснили Федералов с поля и преследовали их до самой Чикамуги, которую они осадили. Почти месяц, в Чикамуге, провели солдаты Союза на ополовиненных рационах и питались, в том числе, зерном, предназначенном для голодающих животных, принадлежавших Армии. После снятия блокады в октябре, обнаружилось, что погибло более 10.000 лошадей и мулов. Но, стоит заметить, что Федеральный рацион был обилен и калориен, а по размеру превосходил Британский, Русский, Французский, Прусский и Австрийский аналоги того времени.

Но настоящая проблема начиналась, когда солдаты получали свой рацион. На марше, он состоял из четырех частей — ¾ фунта солонины, фунт хардтэков, кофе и сахар. Однако, лишь небольшое количество солдат было знакомо с готовокой, а Армия начала готовить поваров только спустя полвека после описываемых событий. Это дополнялось тем, что кроме ротных чайников и сковород, которые использовались в лагерях и гарнизонах, никаких приспособлений для приготовления пищи Армия солдатам не выдавала. Без каких-либо кулинарных знаний и приспособлений, с куском солонины и десятком хартэков из муки и воды, Федеральные солдаты начинали что-то готовить. Со временем, естественно, они обрастали столовыми приборами, посудой, примитивными бойлерами (изготовленными из проволоки и жестяных банок) и импровизированными сковородами, сделанными из фляг. Они также поняли, что формирование артели (mess — группа людей, питающихся за общим столом) примерно из пяти человек превращает рутинный процесс приготовления пищи в социальное событие. Того, кто готовил лучше всех, назначали поваром. Такая должность становилась предметом зависти остальных, так как освобождала повара от необходимости заниматься остальными лагерными делами. После череды экспериментов и множества замечаний по их итогу, Федеральные солдаты остановились на нескольких проверенных способах приготовления пищи. Собственно, ничего кроме варки, жарки и тушения, с солониной и не сделать. Когда и это было не доступно, можно было положить небольшой кусок мяса между двух хардтэков и попытаться остаться с зубами после угощения таким сэндвичем. Соленая говядина, получившая прозвище «соленая лошадь» вообще с трудом поддавалась приему внутрь. Она была настолько обильно насыщена солью, что, перед приготовлением, её на ночь клали в ручей. Но даже после этого, она осталась крайне неприятной на вид, из-за неправильной упаковки, а пахла еще гаже. Соленая лошадь была настолько омерзительной, что, иногда, обозленные солдаты закидывали ей палатку комиссара или устраивали, перед ней же, фальшивые похороны мяса, отдавая должное праху гнилостной субстанции дурашливыми воинскими почестями.

Поставки свежей говядины вызвали всеобщий восторг. Погонщики, подчинявшиеся главного комиссару Армии, гнали стада коров прямо к полевым армиям. Когда войска останавливались на ночлег, скот забивался прямо не месте и а мясо выдавалось, на приготовление, тем же вечером или ранним утром. Один артиллерист из Массачусетса рассказывал, что свежее мясо он получал настолько быстро, после забоя, что оно еще «трепыхалось от мясницкого ножа». Большинство солдат зажаривало мясо на открытом огне на палочках.

Еще один основной элемент рациона солдата Союза имел отталкивающий внешний вид и на вкус был не лучше. Хардтэк. В теории, его можно было есть (пока есть зубы) в том же виде, что и выдали, но солдаты предпочитали альтернативные способы его приготовления. Хардтэк дробили, размачивали в воде из под вареного мяса, потом жарили в свином жире, в результате чего получался довольно вкусный сухарик, называвшийся «скиллигэлли» (skillygalee). Очевидно, что большинство способов приготовления были вынужденно мерой, а не вкусовыми предпочтениями. Иногда, из-за неправильной упаковки или контакта с водой, хардтэки намокали, что приводило к образованию больших пятен плесени или, они становились новым домом для долгоносиков или, что было не очень частым, личинок. Испорченные хардтэки можно было вернуть полковому комиссару, но этот ресурс не всегда был доступен.

NewImage

Одним из популярных способов избавления от долгоносиков было помещения хардтэка в кружку с очень горячим кофе, после чего животный мир всплывал на поверхность брюхом к верху и спокойно удалялся любым подручных инструментом. К счастью, долгоносики не оставляли никаких вкусовых последствий, а сам хардтэк становился более мягким и приятно пах кофе.

В любом месте, где Армия встала, на относительно продолжительный период, строились пекарни, обеспечивавшие солдат свежим хлебом. Так, в ходе десятимесячной осада Петерсберга, Вирджиния, Федеральные солдаты получали еще теплый хлеб из печей Сити Пойнта, их базового лагеря, расположенного всего восьми милях от реки Джеймс.

Как уже было сказано, кофе был одной из важнейших частей солдатского рациона. Как только Армии Союза останавливались, хотя бы на час, все деревянные заборы в округе растаскивали на дрова, нужные для приготовления большой кружки кофе. Излишки кофе, зачастую, использовались в периодических встречах с солдатами Конфедерации на «ничьей земле» между линиями пикетов. Южный табак, по очевидным причинам, отсутствовавший в рационе Союза, обменивался на кофе, который, с ходом войны, становился все большей редкостью на Юге. Напиток был столь востребован, что Армия придумала субстанцию, которую, иногда, комиссары называли «кофейной эссенцией». Поставлялась она в жестяных банках и была похожа на смазку для осей фургонов, а по вкусу она была еще хуже. Видимо, излишняя неприязнь солдат вынудила, довольно оперативно, отозвать это нововведение и вернуть обратно натуральный продукт.

Федеральные солдаты крайне редко пили кофе с молоком — оно не входило в рацион, а цена свежего молока у сатлеров зашкаливала. Для смягчения вкуса использовался сахар, причем большинство сразу, по получению рациона, смешивало кофе с сахаром, для того, чтобы каждая кружка была довольно сладкой.

Несмотря на регулярность выдачи и обильность, рационы Союза были недостаточно калорийны и не совсем вкусны. Одной из основных проблем, связанных с этим фактом была острая нехватка витамина С. Как следствие, множество солдат страдало цингой, что не только приводило к их смерти, но и могло существенно снизить возможности Армии двигаться. Как только Армия осознала проблему, то в рацион были введены те самые «сушеный [дегидрированный] прессованный картофель, или сушеное прессованное ассорти овощей». Предполагалось, что солдаты опустят в воду кубики картофеля или репы, морковки и разных зеленых овощей, что, в теории, должно было насытить, снова, овощи водой и сделать их полноценным блюдом. За редким исключением, Билли Янки, мягко говоря, не полюбили это чудо промышленной мысли, опередившей свое время, и стали называть эти продукты «оскверненными овощами» и «пакетированной соломой». Гораздо лучшим вариантом решения проблемы цинги и общей нехватки овощей была выдача продуктов длительного и простого хранения — картофеля и лука, а также бакалеи — пикулей и квашеной капусты. К сожалению, эти средства тоже не всегда были доступны и солдатам приходилось самостоятельно искать варианты улучшения своего рациона.

Армейские инструкции позволяли командирам полков, корпусов или отдельных подразделений, в ходе кампании, утверждать сатлера для своего подразделения. Сатлеры предлагали солдатам деликатесы, появившиеся 1850-х — консервированные (в жестяных банках) фрукты, овощи, мясо и молоко. Также они продавали табак, выпечку, масло и уставную униформу. Естественно, что продукты и товары стоили очень дорого. Вследствие этого, множество солдат понаделали больших долгов перед сатлерами, хотя инструкции не разрешали сатлерам давать в долг более, чем на половину от скудного солдатского жалования в 14 долларов в месяц. Иногда, возмущенные такой бизнес практикой, солдаты просто атаковали сатлеров. Ночью, они пробирались в место стоянки сатлера и сравнивали все с землей, не забывая, прихватить все продукты и товары в качестве трофея, причем, в большинстве случаев, эти вылазки сходили им с рук, так как офицеры, находившиеся в схожей ситуации, предпочитали смотреть в другую сторону. Тем не менее, большинство сатлеров, особенно, к концу войны, были честными торговцами, дававшими солдатам возможность забыть о монотонности и тягостях службы.

Еще более распространенным способом разнообразить рацион было письмо родным и друзьям, в котором солдаты просили прислать им что-то съестного. Посылки регулярно доставлялись, но только в гарнизоны и лагеря, поэтому свои запросы солдаты отправляли, когда знали, что на долго встанут в определенном месте, особенно — на зимних квартирах. В среднем, коробка приходила через пару недель после отправки. В ходе путешествия, посылки досматривались на предмет изъятия запрещенного алкоголя, а не чистые на руку инспекторы могли и тиснуть что-то понравившееся им. Прибытие даже полупустой коробки было праздником — поскольку домашние пироги, закуски, пикули, мясо, печенье и все то, что могли прислать близкие люди, было вкуснейшим из всех возможных яств. Письма солдат домой были переполнены благодарностями за щедрость и предусмотрительность домашних.

Последний способ снабжения был менее забавен — реквизиция продовольствия, была достаточно редким (несмотря на популярность этой темы в художественных фильмах и литературе), но, тем не менее, встречавшимся явлением, которое, при этом случалось только после взвешивания всех «за и против», а также значительного планирования. Самым известным случаем является не менее печально известный Марш к Морю Генерал Майора Шермана.

Шерман осознанно отрезал себя от снабжения по железной дороге из Луисвилля, Кентукки, так как планировал свою кампанию напрямую через житницу Юга сразу после осенней жатвы. Он был уверен, что сможет прокормить армию «с земли», но, на всякий случай, распорядился загрузить фургоны рационами на 20 дней и собрать стадо в 3.400 голов для обеспечения мясом. Весь путь через Джорджию и Каролины, Шерман, систематически, реквизировал продовольствие у населения. Почти все время, этот процесс происходил, насколько возможно, корректно и разумно, под неусыпным присмотром офицеров. Вся цивилизованность кончилась на границе Южной Каролины. Шерман вспомнил, что именно тут сецессионисты прошли первую кровь и распорядился, в наказание за предательство Союза, чтобы его солдаты забрали всю еду, что можно забрать и уничтожить то, что забрать нельзя, но может оказаться полезным для умирающей Конфедерации.

Если не принимать внимание Марш Шермана, лежавший через нижний Юг, в остальных случаях реквизиция продовольствия не была столь эффективным инструментом снабжения Федералов. Далеко не все штаты Конфедерации выращивали съедобные культуры, а также, обычно, поблизости всегда была Армия Конфедерации, которая препятствовала обитанию граждан своей страны.

Несмотря на то, что рацион Билли Янки был не самым калорийным и вкусным, именно он заложил, фактически, современную систему армейского питания и стал основной для дальнейшего развития армейской (и не только) службы снабжения питания и всей системы поддержания жизни солдата.

Оригинальная статья J. Britt McCarley была опубликована Quartermaster Professional Bulletin в декабре 1988

B.C. O’Flannigan для www.blueandgray.ru

© 2015

Добавить комментарий