Невероятные приключения ирландца, поляка и грека в Вирджинии. Часть 1.

Batalion Parade 2

THIS IS A TRUE STORY. At the request of the survivors, the names have been changed. Out of respect for the dead, the rest has been told exactly as it occurred.

(Это реальная история. По просьбам выживших имена были изменены. Из уважения к погибшим, остальные события были отображены именно так, как они происходили.)

 

Здравствуй мой дорогой читатель, после длительного перерыва я снова готов рассказать тебе о приключениях горячо полюбившихся героев. Мы закончили свое повествование в прошлый раз на том, как лейтенант Харпер был арестован за неподобающее поведение и организацию вопиющего панибратства с врагом.

Объяснительная лейтенанта Харпера по делу о вопиющем случае братания с врагом.

Он был взят под стражу в состоянии сильного алкогольного опьянения, часть снаряжения на нем отсутствовала, а часть была подменена,  в частности, это касается штанов. В том смысле, что, слава пресвятой Деве, штаны на нем были, но они не соответствовали уставу, и из сбивчивых показаний самого Харпера можно было понять, что они не его, но уже принадлежат ему. А карманы этих штанов были набиты федеральными денежными знаками, плотно так набиты. Объяснения в стиле «я все это выиграл в карты» вряд ли могли как-то повлиять на уже сложившуюся картину.

Заседание военного трибунала вынесло решение о виновности Харпера в шпионаже в пользу врага, разжаловании и приговоре к смертной казни через повешение.

Drunken soldier

Таким образом, вместе с похмельем к Тому Харперу пришло осознание никчемности его бытия и приближающейся бесславной кончины.

Но недаром Харпер в свое время обивал пороги палаток генералов всевозможных рангов. Это в конце концов спасло его шею от веревки, за него вступились наверху. Еще повезло, что гонец из Ричмонда вовремя привез помилование от самого Джеффа Девиса.

jefferson-davis-portrait-president-of-the-confederacy

И теперь уже рядового Томаса Харпера направляют в 5 Вирджинский пехотный полк в бригаду «Каменной Стены», где он сможет искупить свои грехи и снова принести пользу Конфедерации.

Третьего дня  рядовой Харпер прибыл в расположение роты С 5го Вирджинского и доложил первому сержанту Браунлингу, невысокому импозантному человеку, похожему на Дон Кихота, который сразу же отправил его получать оружие. Надо отметить,  что рота С находилась на переформировании после сражения у Фредериксберга, как и весь 5ый Вирджинский, ждала свежих пополнений из Ричмонда.

20180511_131800

Здесь Том встретил своих старых собутыльников Пола «Занозу» Хигински и Луиса Ассирийского, они встречались еще во время кампании Джексона в Долине.  Естественно, тут же сформировалась группа «одного бойлера», и друзья решили держаться вместе.

— Слушай Том, а я думал, ты лейтенант, — задумчиво сказал Пол.

— Я тоже так думал.

— А помнишь Тейкера, так вот он уже капитан или даже майор.

— Это потому, что он не ирландец, и не такой неудачник как я, — с грустью ответил Том.

20180511_110627

20180511_110609

Пока друзья получали мушкеты, объявили построение роты для дрилла, без сухарок и ранцев (light marching order).   И они бегом понеслись скидывать лишнее и обратно, чтобы занять место в строю. Конечно же, всю эту беготню строй поддержал веселым хихиканьем. На этом злоключения не закончились. Оказывается, вирджинцы используют Gilham’s manual of arms (руководство по строевой), а не Hardee’s, как большинство подразделений в Армии Северной Вирджинии. Команды вроде те же, а положение мушкета совсем другое.

Gilhams Manual of Arms

Тут наши ребята опять дали повод к веселью, даже Харпер, который неоднократно проводил занятия по строевой, путал правое плечо с левым. Больше всех чудил Луис Ассирийский. Второй сержант Олдман в течение всего дрилла не отходил от него, постоянно что-то поправлял, а в конце по-отечески сказал:

— Не переживай, я конечно же не Бог, поэтому сделаю из тебя настоящего солдата за три дня, всего лишь.

In line of battle1

In line of battle2

In line of battle3

Практически весь день наши друзья провели на занятиях по строевой. Прибывало пополнение и приходилось снова перестраивать всех по ранжиру и рассчитываться на первый-второй в каждом файле. Первый сержант Браунлинг бесконечно перестраивал роту из двушереножного строя в колонну по четыре и обратно, при этом был очень суров к тем, кто путал свой номер. Было стойкое ощущение, что он сейчас снимет шляпу и заедет ей кому-нибудь по морде. Два брата ван Дачманы придумали такую шутку, чтобы немного сбавить напряжение: после команды «In each rank count twos» все начинали рассчитываться на первый второй, старший ван Дачман обращался к младшему суровым сержантским голосом:

— КАКОЙ ТЫ НОМЕР?

— Я не номер, — отвечал младший жалобным голоском,

— Я свободный человек.

После чего вся рота заходилась хохотом, естественно, пока не звучала команда «Отставить смехуечки в строю».

Company

Когда вся рота была в сборе, отранжирована, и каждый уже знал свой номер и место  встрою, под бой барабанов и флейт первый сержант представил личный состав капитану Роберту Таймхамеру, элегантно одетому офицеру с не менее суровым взглядом, чем у Браунлинга, а также с не меньшим чувством юмора, чем у братьев ван Дачман, а может даже и большим (но об этом чуть позже). Он тут же окрестил роту сбродом оборванцев и выдал ей поистине эпичное название «Армия Семи Наций».

— А вот этот вот Луис Ассирийский, он вообще кто такой? — спросил он у Браунлинга,

— Не знаю, может грек, – ответил первый сержант.

— Это как тот самый из этих, как их, гребаных Фермопил?

— Да не, тот вроде Александр был.

Вечером доставили ящики с рационами. Каждому полагалось по 2 картофелины, 2 луковицы, щепотке риса, куску бекона, маленькому комочку свиного жира и куску хлеба с опилками(странно, ведь до осады Петерсберга еще далеко, а хлеб уже с опилками) Все это богатство было рассчитано на три дня.

Field Bakery

20180510_210414

20180511_072346

Излишки картофеля разыгрывались в олимпийских состязаниях «кто быстрее». Заноза Пол постоянно верещал:

— Том, скорее, иди туда, иначе мы все проеб…м,

— Пол, отстань.

— Нахер вы взяли этот рис, я его не ем, — не унимался Заноза,

— Лучше бы взяли лишнюю картошку, мы выгнали из нее самогон, и наша жизнь стала бы прекрасной и удивительной.

Рассказывая, какой могла бы стать их жизнь, Заноза энергично жестикулировал, и в итоге просыпал большую часть риса на землю.

— Теперь из этого мы только и всего, что можем сделать, это сварить настоящий каджунский рис по-хигински, — спокойно констатировал Луис.

Каджунский рис

20180510_210649

В эту ночь Тому выпала собачья смена. Напарником по караулу был рядовой Куске, он был не очень многословным человеком. Караульные начали патрулировать каждый свой периметр, встречались они, где кромка леса упиралась в дорогу. При первой же встрече Том спросил:

— Как дела, дружище?

— Уже устал, — ответил Куске.

И вот уже под конец смены, если можно так сказать, ведь  Том наглым образом подкрутил выданные ему капральские часы, когда караульные мило беседовали о погоде…На них напали янки, спросите Вы? Нет. Над ними пролетели селезень с уткой. И караульные не долго думая разрядили свои мушкеты по пролетающему завтраку. Тут же прибежал заспанный капрал смены:

— Какого х…, вы творите?

— Так это, гуси-лебеди гораздо аппетитнее двух картофелин, — хором ответили караульные.

И так втроем они с печалью в глазах смотрели, как питательный завтрак не потеряв ни перышка, продолжил свой полет через Раппаханок в сторону янки.

CS camp

Продолжение следует…

Добавить комментарий