Литл-Раунд-Топ

Шел второй день Битвы при Геттисберге

2 июля 15й Алабамский полк отбросив стрелков северян с Биг-Раунд-Топ (далее БРТ) останавливается по приказу полковника Оутса на вершине. Слева, то же делает 47 полк Алабамы. Историки трактуют эту остановку как ошибку полковых командиров, т.к. она дала время разместиться бригаде северян полковника Стронга Винсента на Литл-Раунд-Топ (далее ЛРТ). Незамедлительно в расположении 15го полка на лошади появляется адъютант бригадного генерала Эвандера Лоу капитан Таррелл и спрашивает Оутса о причине остановки. «По моему мнению, занятая нами позиция имеет важное значение и должна нами удерживаться» — говорит Оутс. «Приказ был двигаться вперед!» — резко отвечает капитан. Тогда Оутс сказал, что его люди устали и им нужен отдых. Таррелл в свою очередь проинформировал полковника, что генерал Худ был ранен и генерал Лоу принял командование дивизией и, что приказ для полковников Оутса и Баглера из 47 полка остается прежним: «Не терять времени, двигаться вперед и гнать противника настолько далеко, насколько возможно». Таким образом, полки двинулись вперед к ЛРТ.46TQq1DUrZE

 В это же время на ЛРТ Чемберлен и его 20й Мэйн получает последний приказ полковника Винсента — «Удерживайте эту землю любой ценой!». Для прикрытия левого фланга полка Чемберлен отправляет на некоторое удаление от полковой линии роту B капитана Вальтера Моррила, численностью в 50 человек. Солдаты занимают позиции за каменной стеной и соединяются с 12 стрелками из 2го полка шарпшутеров, отошедшего с БРТ. До конца боя связи с ротой В не будет. В полковой линии 20го полка остается 308 человек, у каждого солдата по 60 зарядов в патронных сумках.

При спуске с БРТ полковник Оутс замечает обозы пятого корпуса, юго-восточнее ЛРТ, стоящие без какой либо охраны и приказывает роте А капитана Фрэнсиса Шаафа захватить их. В это время 47 Алабамский обогнав 15й полк в седловине двигается вверх. Южане, поднимавшиеся по склону прибывали в полной уверенности, что на холме федеральных частей нет, однако вскоре убедились в обратном. Рота А бегом ринулась к повозкам, но была встречена плотным огнем сводной роты капитана Моррила и откатилась не выполнив задачи и дальнейшего участия в бою не приняла. А растянутая линия 47го вышла на четко выстроенную линию 83го Пенсильванского частично попав под огонь правого фланга 20го Мэйна. В
этот момент полковник Оутс перестраивал свой полк в седловине для штурма ЛРТ.

Пока 15й Алабамский перестраивался и карабкался вверх, 47й полк атаковал уже 3 раза, несколько раз вступая в рукопашную схватку с северянами.Безымянный11

После 3й атаки оставшиеся в живых солдаты откатились вниз и вели оживленную перестрелку с 83м Пенсильванским. Справа от них люди полковника Оутса наконец вступили в огневой бой с 20м Мэйнским полком. Вначале Оутс решил, что перед ним части, отступившие от БРТ. «Они обрушили на нас такой сокрушительный огонь, которого я никогда не видел. Наша линия остановилась, но не сломалась» — вспоминал Оутс. В этот же момент командир 47го Алабамского подполковник Баглер, джентльмен лет шестидесяти упал на землю тяжелораненый, после чего полк отошел в расстройстве. После этого полковник Оутс приказывает изменить направление атаки, и сдвинутся влево, прикрывая отход 47го.

Залпы 20го полка из Мэйна как косой срезали бойцов 15го Алабамского. «Огонь был столь разрушительный, что моя линия походила на людей, идущих против сильного ветра, и они невольно подавались назад. Любое из решений о наступлении или отходе надо было принять незамедлительно» — и полк атакует вновь, откатывается и атакует снова. Поняв, что лобовой атакой линию федералов не пробить, Оутс приказывает
7ми правофланговым ротам (E,F,G,H,I,K,L) совершить обход левого фланга 20го Мэйнского. В основной линии остаются три роты B,C и D.

В линии Мэйнцев капитан Эллис Спир — командир левого крыла 20го полка и Джеймс Николс- лейтенант из роты К заметили фланговый маневр южан и поспешили к полковнику Чемберлену. Когда от командира 83го
Пенсильванского капитана Вудварта прибыл гонец с сообщением о фланговом обходе Николс и Спир уже обсуждали с Чемберленом сложившееся положение. Полковник приказывает удлинить линию полка, а 4м ротам левого фланга (A,H,C,G) и знаменной F развернутся для отражения фланговой атаки. Таким образом, полковая линия приняла форму подковы.0ZVZ9UMt7es

Южане, считавшие, что они выйдут в незащищенный тыл федералов, получили залп от развернувшегося 20го полка. Однако численное превосходство повстанцев все дальше «вминало» роты капитана Спира и кое-где уже шла рукопашная схватка. Тогда Чемберлен снимает роты E и I с правого фланга и приказывает им удлинить левое крыло полка, однако солдаты этих рот в суматохе боя приняли это движение за отступление, и офицерам пришлось останавливать уже отступающие роты. «По ошибке кто-то из офицеров дал подобный приказ, и роты справа от нас начали отходить, но рота К держала позиции и не отступила не на дюйм. Вскоре
правофланговые роты вновь оказались в линии» — так описывал этот эпизод Джеймс Николс. Левому крылу капитана Спира пришлось продолжать отбиваться собственными силами. Южане на этом участке провели в общей сложности 5 атак, потери в 20м Мэйне увеличивались, в частности в роте F в строю оставалось 19 человек из 40, в роте А 8 человек из 34, в роте C 31 из 50, капитан Биллингс был смертельно ранен, командование принял 2й лейтенант Стэнвуд, но тут же был ранен в ногу, в роте G 38 из 54, убит 2й лейтенант Киндэлл, в роте H 32 из 47. Как вспоминал Спир, пока он шел к центру полковой линии, заметил, что почти вся знаменная группа к этому моменту уже лежала на земле. Рядовой Джеймс Найт из роты G лежал тяжелораненый, рядом стоял сержант-знаменосец Эндрю Тозиер, воткнув знамя в землю, он стрелял из винтовки. Связь между ротами пропадала, и они отходили и контратаковали по собственной инициативе. Пули повстанцев начали свистеть в тылах и 83 Пенсильванского. Вскоре строй 20го полка напоминал уже «шпильку для волос», столь сильным было давление на левое крыло.

Адъютант 15го Алабамского, капитан Дэ Бимье Вэддэл просит разрешения у полковника Оутса взять 40-50  человек и подняться выше по холму, чтобы можно было простреливать тыл федеральных частей. Полковник дает разрешение и через некотрое время отряд Вэддэла открывает огонь по тылам 20го Мэйнского, 83го Пенсильванского и 44 Нью-Йоркского. К полковнику Чемберлену отправляется адъютант капитана Вудварта — лейтенант Мартин Ван Бурен Гилфорд с просьбой известить командира 83го полка если 20й начнет отступать. Чемберлен отвечает, что полк отступать не будет и если у Вудварта есть возможность, пусть он направит роту, удлинить левый фланг 20го полка. У Пенсильванцев этой возможности не было, однако Вудварт предложил удлинить свою линию слева в соприкосновение с Мэйнцами, что даст возможность освободить роту или две Чемберлену.BAW7yulDuwU

В это же время капитан Фрэнк Парк докладывает командиру 15го Алабамского о том, что северяне зашли с тыла и вернувшись позже с капитаном Хиллом докладывает о 2х федеральных полках, расположенных за каменной кладкой. Рота B 20го Мэйна не показывавшая виду в течение боя неожиданно оживилась и по приказу Моррила атаковала наступающие ряды Алабамцев с тыла. Офицеры предлагают Оутсу отступить, к тому моменту потери Алабамцев уже составляли 343 солдата и 19 офицеров из начального состава в 644 солдата и 42 офицера. Перед полковником Оутсом упал подполковник Феджин, ротные командиры капитаны Брайнард и Эллисон были убиты, лейтенант Джон Оутс — брат полкового командира получил 8 пуль и упал смертельно раненый, еще 4 офицера было тяжело ранено. Некоторое время назад полковник послал сержант-майора в 4й алабамский за помощью, но тот вернулся, доложив, что противник уже между атакующими подразделениями. Оутс все еще надеялся на подкрепления и счел невозможным отступать. «Я сказал моим капитанам: «возвращайтесь в свои роты, мы продадим свои жизни настолько дорого, насколько возможно». Хилл не ответил, а Парк улыбаясь отдал воинское приветствие и сказал «Хорошо Сэр!». Алабамцы приготовились к шестой атаке, однако Оутс все же взвесив все, приказал готовиться к отходу.

В знаменной роте F 20го Мэйнского, в которой, по сути, оставались только знаменосцы и охрана знамен, лейтенант Холман Стэйплс Мелчер, принявший командование ротой после ранения капитана Кини предлагает полковому командиру: «Я думаю, что мог бы выдвинуться вперед со своей ротой, если вы мне позволите и прикрыть участок земли на котором лежат наши убитые и раненые». Чемберлен ответил: «У вас будет шанс!». После этого разговора полковник отдает приказ «штыки!».

Далее происходит то, что впоследствии станет одной из самых обсуждаемых тем среди как участников событий, так и историков этой и без того знаменитой страницы гражданской войны в США. До 1889 года происходило бурное обсуждение того, а был ли приказ об атаке. Так Теодор Герриш и Вильям Ливермор (из знаменной роты) писали, что команда была отдана полковником Чемберленом, Николс и капитан Принс не соглашались и вспоминали, что роты уже во всю атаковали, когда тот отдал приказ.

Что же произошло тогда? Лейтенант Мелчер выходит перед строем «Наступаем!, Наступаем!, Наступаем парни!» — кричит он. К тому времени в линии 20го полка царит хаос и неразбериха. В суматохе отдельные командиры замечают движение знамен и решают, что это атака. Капитан Спир, в частности не получавший никаких приказов на этот счет писал в воспоминаниях, что просто увидел как знамена и правое крыло полка
двинулись вперед. Это подтверждает сержант Руэль Томас, действующий в тот день связным. Времени на получение ответов не было и Спир, (к слову оставивший свой ремень с револьвером и ножнами на лошади и, будучи только с саблей) двинул левое крыло в атаку. И уже сам Джошуа Чемберлен в своей речи на открытии монумента на Литл-Раунд-Топ 3 октября 1889 года развеивает все сомнения, и говорит он следующее: «На самом деле, если говорить по правде приказ так и не был отдан» и позже добавляет«Божественное  предопределение направило нас в атаку».0G8sTZ4KDk4

Ветераны 20го полка на Литл-раунд-Топ, 1889 год.

В это время повстанцы уже откатываются назад, «прямо через линию спешенной кавалерии» — так Оутс назвал в воспоминаниях роту B Вальтера Моррила, более того даже умудряются прихватить некоторое количество пленных, в том числе рядового Джорджа Лича из этой самой роты B и 3 рядовых из роты G. Преследуемые стремительно спускающимися северянами, вопреки указаниям Оутса двигаться к БРТ, повстанцы бегут на запад от ЛРТ мимо фермы Джэйкоба Вейкерта «Их фронт посыпался и они рванули в тыл без сопротивления, достигнув линии деревянной ограды, перелезая через которую часть была срезана нашим огнем, остальные сдались» — вспоминал Эллис Спир. Шестнадцатилетняя Мисс Тилли Пирс, живущая в те дни на этой ферме видела сцену, описанную Спиром, и 26 лет спустя она написала книгу «В Геттисберге, или, что девочка видела и слышала во время битвы».

Собрав свой потрепанный полк на противоположной вершине, полковник Оутс насчитал лишь 225 из 686 человек в строю. Томас Десджардин – историк, приводит проценты потерь в противоборствующих полках: 20й Мэйн – 32,4% и 15й Алабамский — 34,3%.

Было около 18:30, когда плато было очищено от неприятеля. Но отход противника не дает Мэйнцам столь необходимую возможность отдохнуть. Враг все еще владеет вершиной Биг-раунд-топ. В ночных сумерках на Литл-Раунд-Топ прибывает 2я бригада 3й дивизии полковника Джозефа Фишера из Пенсильванских резервистов. Полковник Райс, принявший командование после ранения Винсента, просит Фишера атаковать и захватить Биг-раунд-топ. Фишер отказывается, мотивируя это темнотой и незнанием его людьми местности. Райс затем просит Чемберлена. «Да, 20й Мэйн возьмет высоту» — говорит он. 20й Мэйн, в том числе рота В до атаки насчитывал около 200 человек. Было уже 21:00, темнота опустилась на поле боя. Со штыками наперевес, маленькая группа начинает карабкаться на темный холм. В ходе последующей атаки было взято двадцать пять пленных, среди них офицер штаба генерала Лоу капитан Кристиан. Разместив полк на гребне среди скал, Чемберлен посылает в тыл за подкреплениями и боеприпасами, патронные сумки Мэйнцев уже давно пусты.

«Опасаясь, что повстанцы могут использовать эту возможность, полковник Чемберлен поспешно выставил пикеты перед линией и слева. Затем он направил запрос полковнику Райсу из 83го Пенсильванского, а потом в 44й Нью-Йоркский с тем, чтобы те поддержали с правого фланга. В 44м боеприпасы еще были и с их подходом линия снова расширилась. Люди так и пролежали на винтовках до самого утра, ожидая нападения в любой момент» — вспоминал лейтенант Сэмюэль Миллер из роты Е.

Тем временем пикеты двигались по склону холма до тех пор, пока они не увидели костры и услышали беседу в лагерях противника. Конфедераты, очевидно, заметили их передвижения, ибо скоро был послан отряд для выяснения, друзья это или враги. Однако будучи остановлены южанами и вопрошаемые свои ли они, федеральные пикеты  ответили утвердительно, и «им было позволено пройти», а отряд южан был пленен. Эта стратегия продолжалась до того момента, пока счет пленных не дошел до двадцати пяти человек из 4-го Техасского полка, кои были захвачены ротой E в эту ночь. Пленные были отправлены в тыл под конвоем Джона Брэдфорда и Евгения Kеллерана из роты I, которые заблудились по дороге и смогли довести пленных только к утру.

Рано утром на холм поднялся госпитальный стюарт, принесший немного виски.

Первый лейтенант Арад Линскотт из роты I взял винтовку и вышел к линии пикетов, чтобы найти стрелка противника, который палил по солдатам 20го полка из укрытия, через несколько минут он был смертельно ранен этим снайпером.

Бригада была отведена около 9 утра и перемещена в поддержку войск обороняющихся на линии атаки дивизии Пикетта.

4 июля солдаты 20го Мэйнского полка провели в полях, меняя свои Энфилды на разбросанные повсюду Спрингфилды.

 

Автор:

Warren Kendall (Антон Кузин)

Опубликовано:

D.Cordell для www.blueandgray.ru © 2018

Добавить комментарий