Once upon a time in a land far far away.

sunset

Идет Гражданская война. Федеральные войска теснят повстанцев на всех театрах боевых действий. Но конфедераты отчаянно сопротивляются, заставляя неприятеля дорого заплатить за каждую пядь южной земли.

Сцена Первая.

26

Обоз снабжения федеральных войск медленно движется по дороге. Он перевозит снаряжение и провиант для сражающихся где-то далеко впереди войск Союза. Его сопровождает подразделение пехоты.

Таким образом, они подъезжают к завалу из бревен, и перед янки открывается странная картина: на дороге лежит бездыханное тело солдата конфедерации с лицом Гая Фокса, чуть вдалеке на пне одиноко сидит Сержант конфедератов и помахивает платком, недвусмысленно намекая на переговоры.

1

Командир федералов приказал остановить фургон и развернуть подчиненное ему подразделение в боевую линию, ожидая нападения. Затем он со своим Капралом решил все же подойти и узнать, что же хочет этот безумец. Определив, что оружия у Сержанта нет, парочка подошла поближе.

3

Разговор не задался, так как Сержант говорил  на южном миссисипском диалекте, и нельзя было разобрать ни слова кроме «чертовы янки», которые он часто использовал для связи слов в своей тарабарщине. В это время из-за дальнего конца завала выходит троица в форме конфедерации, Весельчак и Шелковистая Борода стоят по обе стороны от связанного Офицера и держат его под руки, то ли чтобы тот не убежал, то ли чтобы просто не упал.

5

У Офицера во рту кляп, но это не мешает понять, насколько он всех ненавидит, в том числе и вновь прибывших персонажей янки. Шелковистая Борода, угрожая ножом Боуи, а также пинками предлагает Офицеру заткнуться.

6

8

Федералы в замешательстве. Требуют кого-нибудь, кто бы мог объяснить, какого черта здесь происходит. К ним из-за бревен выходит Переговорщик. Переговорщик объясняет Капралу, что конфедератам надоело воевать,  и они хотят обменять своего безумного Офицера на фургон и бумаги, позволяющие им беспрепятственно  миновать все кордоны, а янки за этого высокопоставленного мерзавца, все получат по медали, это очевидно как божий день, дело верное.

4

10

Капрал из осторожности просит Командира не приближаться и всех держать на прицеле, а сам медленно подходит к троице…

9

Сцена Вторая. Несколькими днями ранее.

Поздний вечер. После тяжелых боев маленький отряд конфедератов оказывается отрезанным от основных сил. Рационы и боеприпасы на исходе. Офицер строит оставшихся в живых бойцов и произносит пламенную речь, требуя от каждого превозмочь все тяготы и лишения и сражаться  до последней капли крови.

12

— Кончиться еда – ешьте землю, кончаться патроны – грызите врага зубами. Враг должен быть разбит любой ценой.

Но не все в роте разделяли взгляды этого патриота. Сержант давно был мыслями дома. Он переживал, как его родные управятся с посевной, ведь всех лошадей забрали на фронт, а тех, что не забрали —  давно съели. А ведь зима близко.

17

15

И вот Сержанту выпал случай быть начальником караула. Он составил смены из надежных людей, и когда Офицер спал, организовал вероломное нападение.

16

13

Офицера связали. Один лишь седой Энтомолог (любитель бабочек и муравьев) трясущимися руками просил прекратить беспорядок, но ему доходчиво объяснили, либо он как и все принимает новый курс, либо одно из двух…

14

Сцена Третья.

Звучит тревожная музыка пока Капрал подходит к троице. Он берет у Весельчака нож Боуи и представляет, как вспорет этому, по меньшей мере, генералу брюхо.

18

Он теряет бдительность и машинально отдает свой мушкет Весельчаку, чтобы тот подержал. Капрал с ехидной улыбкой представляет, как он будет внукам рассказывать, что он прикончил самого Джексона вот этими вот ручищами. Все внимание приковано к ножу, повисает пауза длиной в вечность.

Вдруг к ногам Капрала падают путы. Офицер вынимает из-за спины кольт и производит выстрел прямо в изумленное лицо Капрала.

19

На бревнах появляются конфедераты с ружьями наперевес. Сержант понимая, что все пошло не так, напрыгивает на Командира янки, еще не осознавшего произошедшее, приставляет штык к его горлу и кричит остальным янки на чистом оксфордском:

20

— Если вы не сложите оружие, клянусь богом, я убью его!

— Невелика потеря, — отвечают янки хором.

21

Начинается беспорядочная стрельба, местами преходящая в рукопашную. Душераздирающие крики и кровь течет рекой.

23

22

И вот пороховые клубы дыма рассеиваются, перед нами открывается картина чудовищной бойни, в которой никто не уцелел…

Сцена Последняя.

Когда туман войны рассеялся и уже были не слышны последние отзвуки этой битвы, человек с лицом Гая Фокса поднялся и встал из грязной канавы.

25

Он отвязал одного мула, бережно навьючил его продуктами и теплыми вещами, взятыми из фургона, а сам переоделся в чистую федеральную форму. На некоторое время он остановился над телом Офицера, но лишь для того чтобы срезать серебряные часы. Затем он смачно сплюнул и тронулся в дорогу.  Его путь лежал на Север, туда его гнал инстинкт выживания. Несколько дней назад он получил письмо, в котором было написано, что очень скоро придется ответить за содеянное зло по отношению к  некой невинной девушке. Умом он понимал, что даже если покинет континент, ответа все равно не избежать. Но попробовать стоило. Насвистывая “The Girl I Left Behind Me” наш герой медленно поскакал вдаль, его фигура все уменьшалась и уменьшалась, пока окончательно не исчезла из виду.

Вроде бы The End.

Послесловие.

Рядовой Александер проснулся от обжигающего пинка под зад.

— Ах ты выкидыш красножопой макаки, мерзкой жижей стекающий по ее волосатым ляжкам, — свирепствовал сержант Хиггинс.

— Ты не охренел ли спать на посту?!!!

Вот теперь точно КОНЕЦ.

Контингент «Синих и Серых» выражает огромную благодарность Андрею Бойкову за отличный фотоматериал.

Добавить комментарий