08/23/16

Hard Tack And Coffee. Глава X. Зеленые новобранцы. Продолжение…

Что касается рационов то они воротили от них нос до тех пор, пока в кармане оставался хотя бы один премиальный доллар, а поблизости был маркитант у которого этот доллар можно было потратить. Но когда казна истощалась, они становились безутешными и всем своим сердцем желали что бы эта проклятая война поскорее закончилась. В нарядах они были поначалу бесполезны и старые солдаты старались сделать их участь незавидной; но не успевали они провести в лагери и нескольких недель как обилие тяжелой работы и принуждения  вышибали из них все их нежные чувства. Сержанты в руки которых они попадали, не щадили их и занимали их тяжелой работой от подъема до самого отбоя. Continue reading

08/9/16

Hard Tack And Coffee. Глава X. Зеленые новобранцы

Многие факты, относящиеся к теме нижеследующего наброска уже были представлены в первой главе, однако рассказать предстоит еще больше, и надеюсь, читатель простит меня, если  я добавлю сюда немного своей личной истории, что бы показать что делали тысячи молодых людей в это время, и чем они занимались на протяжении месяца, поскольку это напрямую подводит нас к теме, которую мы собираемся рассмотреть.3После того как я получил неохотное дозволение поступить на службу от своего отца – мать своего так и не дала —  моим следующим шагом стал выбор организации с которой я собирался связать свою судьбу.  Я очень хорошо помню тот наполненный событиями август, когда я пришёл к решению поступить на службу. Армия Союза, в то время под началом Мак-Клелана,  была отброшена от Ричмонда после катастрофической кампании на Полуострове и армия мятежников во главе с генералом Ли двигалась на Вашингтон.  Президент Линкольн призвал на службу еще триста тысяч добровольцев. Однажды вечером, вскоре после этого призыва, я встретил в главном муниципальном районе городка, которого в ту пору считал своим домом троих своих бывших одноклассников и соседей, и после короткого обсуждения положения дел, один из участников квартета стал подбивать или «агитировать» остальных поступить на службу. Его призыв был услышан и мы пожали руки чтобы закрепить договорённость. Забегая вперед скажу, что трое из четверых выполнили соглашение, и лишь один, соблазнённый высоким заработком остался работать на своего нанимателя. Однако и он позже пошел на военную службу и носит теперь на лице шрам от осколка снаряда, как свидетельство своей достойной службы. Continue reading

03/29/16

Hard Tack And Coffee. Глава IX. Лагерная рутина. Продолжение…

После сик-колла следовал watercall после чего артиллерийские кучера, а с ними и все кавалеристы отвязывали своих лошадей и вели их на водопой. В случае, если река была рядом, как это часто бывало, то это было просто и не занимало много времени; иначе приходилось идти одну-две мили до ближайшего подходящего пруда или ручья. Напоить всех животных в армии Потомака было не такой уж и простой задачей, в подтверждение чему можно было привести следующие цифры: после Антиетама у МакКлеллана было порядка 38800 лошадей и мулов. Когда армия форсировала Рапидан в 1864, к ней было приписано уже 56499 лошадей и мулов. И в том, и в другом случае, не так-то просто обеспечить водой такое число животных.60 Continue reading

03/22/16

Hard Tack And Coffee. Глава IX. Лагерная рутина.

“I hear the bugle sound the calls
For Reveille and Drill,
For Water, Stable, and Tattoo,
For Taps – and all was still.
I hear it sound the Sick-Call grim,
And see the men in line,
With faces wry as they drink down
Their whiskey and quinine.”

В этой главе будет описана ежедневная жизнь рядового состава армии во всей ее монотонности, в которой она протекала в период с 1861-го по 1863-й. Я не ожидаю, что сторонние читатели, особенно те, кто участвовал на сборах ополчения штата, подчерпнут что-то новое из описанного ниже. В общем и в целом, быт во всех армиях Союза являлся, по существу, одинаковым, но в передовых лагерях суровая атмосфера войны налагала свой отпечаток, поэтому служба в тылу по мнению ветеранов казалась неинтересной.53

Continue reading

12/15/15

Hard Tack And Coffee. Глава VIII. Преступления и наказания.

They braced my aunt against a board,

  To make her straight and tall;

They laced her up, they starved her down,

  To make her light and small;

They pinched her feet, they singed her hair,

  They screwed it up with pins; —

Oh, never mortal suffered more

  In penance for their sins.

                                                                                   Holmes.

Ни в каких известных военных мемуарах не содержится подробного описания того, какие проступки могли совершить солдаты и какие наказания следовали за подобными нарушениями дисциплины. Скорее всего, это вызвано тем, что участники конфликта не могут с абсолютной беспристрастности рассказывать о том, каким наказаниям они подвергались за время своей службы. Мне самому за несколько месяцев довелось повстречать ветеранов, которые если и не изрыгали угрозы и проклятия подобно Шаулю из Тарса, то все же поминали недобрым словом своих прежних командиров и те тягости (как настоящие, так и выдуманные), которые им доводилось выносить. Я не буду перечислять все возможные наказуемые способы нарушения воинской дисциплины в силу того, что я попросту все их не знаю, так как у каждого офицера было свое видение этой самой дисциплины. Тем не менее, я осмелюсь осветить в этой главе все самые распространенные проступки.42 Continue reading

11/17/15

Hard Tack And Coffee. Глава VII. Продолжение…

Hard Tack And Coffee. Глава VII

«Армейские рационы: Что они из себя представляли? – Как они выдавались? — Как их готовили?»

Рационы были маленькими, интендант или квартирмейстер кофе нас не баловали, но и то было неплохо. Ах, каким даром божьим нам он тогда казался! Как часто, будучи еле живым после ночного марша (многим это знакомо), шел умываться, если была вода, выпивал где-то с пинту кофе и чувствовал себя свежим и полным сил, будто бы только что встал после хорошего сна. Гражданскому человеку, наверное, было бы интересно узнать, как выдавался кофе в период активных действий армии. Его обычно привозили в лагерь в мешке, полковой квартирмейстер фиксировал прибытие и распределял по десяти ротам, сержант-квартирмейстер батареи – по своим 4-6 отделениям. Затем уже дежурный сержант разделял их между солдатами. Способ сделать это был такой: на земле расстилалось прорезиненное одеяло – если в роте было много людей, то не одно, а затем на него высыпалось множество небольших горсточек кофе – по одной на человека. Насыпать эти кучки так, чтобы они все были одинакового размера, и никто не ворчал было сродни искусству лекаря, готовящего свои снадобья и отсыпающего щепотки из одной кучки в другую. Сахар, который всегда шел вместе с кофе рассыпался ложками на соседнем одеяле. Когда все было готово, их начинали выдавать, каждый брал свою горстку, а в некоторых ротах, чтобы избежать обвинений в нечестности, сержант поворачивался спиной к рационам, затем кто-то показывал на горстку и спрашивал, кому она достанется, а сержант называл случайное имя из списка роты или отделения и этот человек забирал указанную горстку. Так продолжалось до тех пор, пока не заберут последнюю кучку. Были и другие способы, но я описал только этот в силу его распространенности.20 Continue reading

11/10/15

Hard Tack And Coffee. Глава VII.

Hard Tack And Coffee. Глава VII

«Армейские рационы: Что они из себя представляли? – Как они выдавались? — Как их готовили?»

“Here’s a pretty mess!”

                                    The Mikaido.

 “God bless the pudding,

 God bless the meat,

 God bless us all;

Sit down and eat.”

                                     A Harvard Student’s Blessing, 1796.

«Рота А, построиться для выдачи рационов!». Сейчас я расскажу про военные пайки. Сразу замечу, что то, о чем я буду писать далее в большой степени применимо практически ко всем армиям Союза, хотя и некоторые различия все же были. В своем описании я опираюсь на реалии, имевшие место в Армии Потомака.2 Continue reading

10/20/15

Hard Tack And Coffee. Глава VI «Jonahs and Beats». Продолжение…

После сражения под Фредериксбургом, солдат из славного полка, что был в составе корпуса Бернсайда, решил прикинуться больным ревматизмом. Он каждый день приходил на медосмотр с ужасно больным видом, там ему пытались помочь, но само собой, безуспешно. Одна нога была постоянно поджата, дескать, не мог он на нее наступать, в то же время, в любой, с четко выверенными интервалами он издавал звуки, полные жуткой агонии. Так продолжалось недель шесть, пока полевой врач не выписал рекомендацию о его отставке. Ее одобрили в штабе полка, потом дивизии, затем и корпуса, когда последнему было приказано выдвигаться в Кентуки. В Ковингтоне во время одной из вечеринок этот горе-инвалид каким-то образом раздобыл бочонок виски. Будучи не очень умеренным в алкоголе человеком, он был застигнут врасплох прямо посреди своего пиршества. Полковник нашел его прямо в тот момент, когда он, бодро стоя на обеих ногах чуть ли не залез в бочонок. Конечно, об отставке не могло теперь быть и речи, в то время, как все оставшееся время службы расслабляться ему не давали.6 Continue reading

10/13/15

Hard Tack And Coffee. Глава VI «Jonahs and Beats».

“Good people, I’ll sing you a ditty,

So bear with me all ye who can;

I make an appeal to your pity,

For I’m a most unlucky man.

‘Twas under an unlucky planet

That a poor mortal was born;

My existence since first I began it

Has been very sad and forlorn.

Then do not make sport of my troubles,

But pity me all ye who can.

For I’m an uncomfortable, horrible, terrible, inconsolable, unlucky man.”

Старая песня.

В прошлых главах я упомянул о том, что палатки Сибли могли вместить двенадцать человек. Это утверждение надо немного уточнить. Если все двенадцать человек лежали и спали, то там было не очень тесно.31 Continue reading

09/22/15

Hard Tack And Coffee. Глава V «О жизни в хижинах». Продолжение…

Я уже многое рассказал о том, как солдаты проводили свой досуг. Добавлю к тому, что я говорил о бытовых занятиях то, что занимало значительное время в зимнем лагере и несколько, а возможно, и намного меньшее время в теплые периоды. Я имею ввиду стирку и ремонт одежды. Некоторые были так же требовательны касательно вопроса о нижнем белье и меняли его так же часто, как и дома: раз в неделю, в то время, как другие меняли его лишь только при крайней необходимости. Мне претит осознавать тот факт, что множество людей и по сей день, почти не уделяют внимания личной гигиене. Старым солдатам хорошо известна история о человеке, который был столь халатен в этом отношении, что, когда он, наконец, принял ванну, он нашел кучу носок и сорочек, которые он, как он думал, потерял. Эта история проистекла из того факта, что в любом полку, роте и тд. было несколько человек, таких нечистоплотных, что история о том купальщике была с легкостью применима и к ним, даже почти не пришлось бы ничего преувеличивать.6 Continue reading